Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 20 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Душевные болезни. Для описания болезней я следую в дальнейшем изложении данным, сообщаемым врачом для душевнобольных д-ром Кальбаумом.

1. Меланхолия есть такое болезненное состояние, в котором пациент явно выказывает все признаки печали, подавлен печальными чувствами и думает и действует под влиянием печальных чувств. В этом отношении мы видим, что одни меланхолики задумываются, как бы парализованы болезненным настроением и подавлены им — это страдающая меланхолия; другие меланхолики, наоборот, бывают доведены внутренней болю до отчаяния, самоубийства и других разрушительных наклонностей — это действующая меланхолия.

2. Мания, бешенство, собственно безумие, неистовство, больной, страдающий манией, часто представляет картину большого веселья; он находится в постоянном движении, в его сознании мысли летят с необыкновенной быстротой, непроизвольное возбуждение одних мыслей другими (ассоциация идей или связь мыслей) совершается с высочайшим полетом фантазии и мысли роятся в необычайном изобилии. В тоже время наблюдается особенно легкое обратное воздействие на мускулы, действующие во время говорения: больной не может оставить не высказанной ни одной из мыслей, пролетающих в его сознания, и она как бы сталкивают одна другую с необыкновенной поспешностью и в громадном количестве — бегство мыслей, содержание мыслей бывает отчасти выражением веселого настроения, отчасти выражением усиленного сознания собственного достоинства и представляет быструю смену представлений и интереса. Движения муску­лов совершаются с необыкновенной легкостью, больной развивает необычную силу и неподдающуюся никакому утомлению выносливость — неистовство.

3. Мориа, сумасшествие, помешательство. В этой форме болезни больной являет некоторые черты из общей картины мании, например, усиленное сознание собственного достоинства, но в дальнейшем является большее однообразие представлений — мономания, или же наблюдаются ненормальности, более свойственные меланхолии; наконец, бывают случаи, когда настроение выказывается более или менее безразличное, но наблюдается известное изменение понятий, которые, отчасти, благодаря несоответствию с тем, что они означают, отчасти, вследствие отсутствия между ними связи и полной путаницы в них дают возможность заметить болезненное состояние умственных способностей. Внешнее поведение ничем особенным не отличается, кроме часто неуместных и непристойных выходок или же соответствует временному настроению и содержанию мыслей.

4. Anoea, слабоумие, тупоумие. Эта форма может быть характеризована словами: полное ослабление всякой умственной деятельности. Больной думает мало или вовсе не думает — отсутствие мыслей, бедность мыслей, память сильно ослаблена, настроение по большей части безразличное, душевная жизнь как бы замирает. Безучастность ко всему, парализованная фантазия, отсутствие всякого рассудка, ограничение стремления к движению. Больной не живет, а прозябает. Эти четыре формы нельзя рассматривать как отдельные болезни, но как различные стадии или ступени одной и той же болезни — потери рассудка, безумия. Меланхолия есть начальная стадия с первыми, но постоянно усиливающимися болезненными явлениями, в мании явления эти достигают наибольшей силы, в мории начинают терять наибольшую интенсивность, а четвертая стадия дает нам заключительную картину развития болезни, в каковом положении она и остается на долгое время. Это более обычное течение болезни наблюдается, однако, далеко не всегда. Болезнь может начаться с мании и перейти в меланхолию и пойти на выздоровление, иногда после непродолжительного нормального состояния вновь появляется мания и опять меланхолия. Болезнь может даже начаться с последней стадии, перейти в манию и в заключение опять вернуться к остающейся стадии слабоумия.

Нередко все эти явления бывают остатками прежних болезней, к лечению которых применялись неправильные приемы. Они могут, быть вызваны также потрясениями в семейной жизни, неудавшимися спекуляциями, односторонней умственной деятельностью, заботами, печалью и т. п. Такое же действие могут оказать мозговые страдания, или повреждения мозга, его оболочек, сосудов и пр.

 

Бывает также и наследственное расположение к душевным расстройствам. Наконец, таковые могут развиться благодаря неумеренному потреблению водки, табаку, опиума и подкожных впрыскиваний морфия.

Лечение. Прежде всего, удаление всего, что может вредно повлиять на душевную жизнь пациента, главным образом уход, полный любви, но вполне определенного характера. Нераздражающая пища и дышание свежим воздухом. Если возможно, то какое-либо сельскохозяйственное занятие. Спанье с открытыми окнами. Ежедневно или через день ножная паровая ванна или паровая полуванна в постели или вне нее, длящаяся 30—45 минут, с последующим прохладным (10—15° R.) обтиранием всей ноги, затем ежедневные теплые, сидячие ванны в 28—30° R, длящиеся 20—25 минут, с последующим (тепловатым) обтиранием ног и нижней части живота в 18° R. Далее можно еще делать время от времени отвлекающие обтирания, (теплые) ванны в 23—24° R., с нежными поливаниями (сообразуясь с запасом сил), или же от 2 до 4 раз в неделю возбуждающие половинные или трехчетвертные обвертывания (или такое же число паровых ванн в постели). Смотри еще «Меланхолия» и «Мания величия», чтобы по возможности устранять начала и причины душевных болезней. Во всяком случае, при лечении душевных болезней не следует предаваться большим надеждам. В данном случае на выздоровление надо смотреть как на исключение.

Лечение по методу Кнейппа: 1 раз в неделю рубашка, намоченная в отваре сенной трухи, или испанский плащ. Ежедневно ножные ванны или полуванны, ночью мокрые чулки.

Врачебная гимнастка: если пациент еще сохранил необходимое количество рассудка, то он может раз в день делать движения 4-ой и 5-ой группы.

Лечение массажем то же, что и при укрепляющем лечении, с обращением особого внимания на шею и лоб, как это указано на случай гиперемии мозга. Применение магнетизирования должно также оказывать благотворные результаты, если оно идет параллельно с этими приемами лечения и выполняется опытным в этом деле лицом. В остальном следует соблюдать правила укрепляющего лечения, а также применять врачебную гимнастику. (Приемы лечения см. в алфавитном указателе). См. еще в алфавитном указателе: «Массаж», «Врачебная гимнастика» и «Лечение по способу Кнейппа».

Излечение душевной болезни.

Сообщение врача нашей школы Рикли.

В ноябре месяце семнадцатилетняя девушка Б. Г. из хорошей семьи в Триесте внезапно начала проявлять какую-то сдержанность и боязливость в поступках и вела совершенно странные речи; состояние это длилось, несколько дней и перешло в манию преследования. Экзальтация дошла до того, что она совершенно затворилась, притащила с необычайной силой тяжелую мебель, чтобы забаррикадировать дверь, и, наконец, залезла далеко под кровать. В довершение всего появилось полное неистовство.

Родители никоим образом не желали отдавать ее в заведение для умалишенных и, будучи знакомы с благотворным влиянием естественного метода лечения, поручили мне лечить больную в родительском доме. Она боялась всех людей и дальше родную и всегда добрую мать встречала ужасными ругательствами; если же ее хотели заставить сделать какое-либо движение, то она упивалась с такой силой, что четыре сильные женщины не могли сдвинуть ее с места.

Мне тотчас же стало ясно, что одними холодными применениями ничего не поделаешь, так как нельзя было рассчитывать на согревание при таком упорном нежелании производить движения, тем более, что в постели, наоборот, как днем, так и ночью она лежала беспокойно или часто соскакивала. Я решил, что причина болезни заключается в приливе крови или застое крови в мозгу, что бывает в большинстве случаев, так сказать, свежего помешательства, и это было тем более вероятно, что ноги от ступни и до половины икры были бледны и холодны.

Я предписал прежде всего ножные паровые ванны с плиткой, в постели (Fussplattandampfbad), как то описано в моей брошюре. «Постельные и частичные паровые ванны» (Bett-und Partial-Dampfb?der). Давая это предписание я, однако, сильно сомневался в его выполнимости, так как 4 женщины не могли сдвинуть больную с места. Естественно, что родители желали, чтобы я лично производил все приемы лечения.

Когда паровая ванна была готова, я быстрыми шагами приблизился к больной и с решительным видом категорически приказал ей: «Вперед марш!» Тогда я взял ее одной рукой за руку, а другой указал на постель. Такое поведение подействовало на нее и она покорно подошла к паровой ванне, приготовленной в постели, дала раздеть себя и обнажить всю нижнюю часть тела и сама поместилась в кровать; разумеется, все это сопровождалось потоком брани по моему адресу, который не прекращался во все время принятия ванны, длившейся 0,75 часа.

После этой ванны, при температуре в 36° R. голени оказались теплыми и отчасти даже красными, после чего я предписал сильно растирать их в продолжение 5 минут полотенцами, смоченными водой в 22° R. и сильно отжатыми.

По окончании этого она покойно была одета и предоставлена себе самой. Такие ванны ей делали по утрам три дня, затем ей сделали три паровые ванны голени и три ножные паровые ванны, каждую ванну через день. До последней ножной паровой ванны пациентка сопротивлялась, но с первой же паровой полуванны она стала смирнее и оставалась в ней вполне спокойной.

Насколько ее успокаивали паровые ванны, настолько же смирнее и разумнее она выказывала себя в промежутки между ваннами. Когда я приехал навестить больную в день Рождества Христова, счастливая мать встретила меня еще в прихожей словами: «Вы не могли нам сделать лучшего подарка к Рождеству, как освободить от безумия нашу дочь».

С этого дня можно было без труда делать всевозможные применения воды. Вскоре после этого появилась опухоль желез на шее и на затылке, что я признал за кризис и был этим вполне доволен. Во время продолжения лечения опухоли разошлись и пациентка вполне выздоровела к большой радости своих родителей и на славу нашему естественному методу лечения.

Подобный же, но еще более упорный случай сумасшествия я наблюдал на одной молодой даме, которая за 1,5 года перед этим сошла с ума вследствие потери двух детей. Сумасшествие проявлялось в частых ругательствах, внезапном высовывании языка, сопровождавшимся страшным криком а также и в том, что если кто-нибудь неосмотрительно приближался к ее постели, то она царапала ему руки, старалась укусить или кинуть чем-нибудь в голову приближающемуся к ней лицу.

Наоборот, во время паровых ванн она держала себя смирно, так, что уже со второго дня можно было приступить к паровым полуваннам, которые наравне с солнечными полуваннами играли главную роль в курсе лечения. После первых ей делали частичные нижние обтирания в 16— 10° R., и именно по всем местам, куда достигали пары, а после вторых нижние полуванны в 22—20° R, с обмываниями верхней части тела в 26—27° R. В дурную погоду ей делали теплые сидячие ванны в 29—31° R., продолжительностью в 25—30 минут, с последующим прохладным обмыванием нижней части живота; ванны эти чередовались с ножными ваннами, последующим прохладным обмыванием. Иногда больной делали возбуждающие обвертывания голени или живота или обвертывания на половину; она, однако, плохо реагировала на обвертывания и они ее возбуждали а не успокаивали, вследствие чего пришлось совершенно отказаться от обвертываний. Состояние питания и недостаточная подвижность не позволяли предписать больной растительную диету, тогда как в первом случае соблюдалась строгая растительная диета.

В конце второго месяца лечения и эта помешанная стала спокойной и разумной и могла быть выпущена из лечебницы.

Душевная болезнь (о сумасшествии и неистовстве)

Сообщение санитарного советника д-ра Бильфингера.

Бичом современного общества является постоянное увеличение числа душевнобольных. Правда, врачи специалисты по душевным болезням нередко утверждают, что прежде было не менее душевнобольных, только об них доставлялось менее сведений. Может быть, тут и есть доля правды, но все-таки нельзя отрицать ужасающего увеличения числа душевнобольных. Явление это, впрочем, объясняется характером современной жизни, совершенно чуждой природе, особенно в больших городах с их сутолокой, не дающей ни покоя, ни отдыха.

В виду этого, основательно помочь этому горю может только возвращение к природе, т. е. введение порядка, соответствующего при роде, во все жизненные условия нашего общества.

Но раз подобные заболевания имеют место, то я считаю вправе, на основании опыта, предостерегать от употребления различных ядов, столь часто применяемых современной медициной, как-то: морфий, хлорал и др. Употребление этих средств, в конце концов, ведет к печальнейшим результатам. Наоборот, я мог горячо рекомендовать применение в таких случаях, как бы безнадежны они ни казались, заслуживающего доверия и соответствующего обстоятельствам естественного метода лечения, который, как я лично видел, иногда излечивает прямо с чудесной быстротой.

В доказательство приведу несколько историй болезней из моей практики за последнее время.

Прежде всего, пример того, как не следует поступать.

Некий студент медик крепкого, геркулесовского сложения из вполне здоровой семьи, в которой никогда не было случаев умопомешательства, заболел незадолго перед государственным экзаменом самыми острыми припадками неистовства. Перед этим он, провел, с учебной целью, целый год в Берлине, где вел умеренный образ жизни и много занимался, затем вернулся в Тюбинген, готовился окончательно к экзамену и внезапно захворал после вечеря, проведенного в ресторанчике, и во время которого выпито было несколько неумеренно. Он говорил о Канте, Планке, Гегеле, разбивал окна и пр. и так бушевал, что его товарищи с трудом могли с ним справиться.

Приглашенный врач не нашел лучшего совета, как рекомендовать отправить его немедленно в дом умалишенных. К сожалению, мне пришлось узнать об этом от одного из родственников больного лишь позднее, когда все уже случилось. Я тотчас же заявил им, что, по моему мнению, не было нужды так спешить с этим делом. Я боялся, что молодой человек не выйдет вполне здоровым из дома умалишенных благодаря лечению лекарствами, применяемому в этом учреждении.

К сожалению мое предсказание сбылось самым печальным образом.

Через полгода, когда больному не становилось лучше, меня попросил его отец лично взглянуть на него в доме умалишенных.

В один из чудных весенних дней я приехал в заведение для душевнобольных и застал больного на маленьком дворике, где он находился в обществе 30 помешанных. Больной, знавший меня раньше, узнал меня; я пригласил его пройтись со мною по прекрасному, большому саду, на что он и согласился после небольшого колебания. Я ходил с ним около часу, причем он постепенно пробуждался из состояния полного тупоумия и постепенно начал давать все более и более ясные ответы. На мой вопрос, что с ними делают, он отвечал: «вечером делают впрыскивание — это вредит».

Я был поражен как громом и не мог постигнуть, как могли лечить такого больного впрыскиваниями морфия.

Сторож, а впоследствии и сам директор подтвердили это обстоятельство.

Этим мне дали ключ для выяснения положения дела: с самого начала заболевания больному каждый вечер делали впрыскивания морфия и — Невероятно, но, тем не менее, это верно!

Я попросил служителя показать мне спальню больного. Оказалось, что это небольшая комнатка, в которой кроме больного и служителя спали еще два сумасшедших, которым также ради спокойствия служителя, по вечерам делали впрыскивания морфия. На мой вопрос, почему в комнате такой дурной запах, служитель отвечал, что все три больные принадлежат к числу нечистоплотных, естественное последствие притупления нервов при помощи этого ужасного морфия.

Этого с меня было достаточно; глубоко опечаленный, вернулся я домой. Меня угнетала мысль, что в казенной лечебнице для душевнобольных лечили до такой невероятной степени неправильно молодого и полного надежд больного, на которого родители с правом смотрели как на большой капитал, и ради которого отец не желал щадить никаких средств.

Конец этой печальной песни был тот, что молодой человек полный надежд, гордость семьи, покончил свое земное существование, пробыв год в заведении для умалишенных и став жертвой одобренной правительством медицины, лечащей ядами и пагубнее которой я себе ничего не могу представить.

Обратным примером, показывающим, как идет дело при разумном естественном лечении, служат следующие два случая:

1. Пациентка — тридцатилетняя девушка, с детства усыновленная в одном из здешних семейств; две ее сестры уже десять лет тому назад помещены в заведение для душевнобольных, так как они признаны безнадежно сумасшедшими. Недавно пациентка почувствовала какие-то религиозные сомнения и убежала из родительского дома потому, &что отец любит ее иначе, чем дозволено отцу». Когда я пришел, я застал ее в постели поющую и молящуюся с расстроенным, восторженным выражением лица. Еще через два дня возбуждение усилилось до такой степени, что она совершенно потеряла рассудок, вообразила себя Спасителем и бродила ночью по улицам, откуда полиция ее доставила в карете домой, затем она так кричала и неистовствовала, что даже я начал терять надежду, и потому я не могу упрекнуть отца за желание отдать ее в заведение для умалишенных.

Памятуя, однако, о только что описанном случае, я убедил отца сделать еще попытку, прежде чем отдать больную в дом умалишенных, а именно отпустить больную, вместе со специально мною обученной сиделкой, в деревню, где она могла бы подвергаться лечению по всем правилам естественного метода.

Отец согласился, и каковы же были результаты? Уже через два дня больная начала становиться спокойнее, стала понемногу есть, спала несколько часов и все более и более теряла свои болезненные представления. Я ее посетил через несколько дней и она была уже разумна, смирна и могла со мною гулять. Через две недели она была также здорова, как и прежде, и вернулась домой. Что же произвело такое чудо?

1) Разумное духовное воздействие. 2) Нераздражающая диета. 3) Здоровый воздух 4) и, самое главное, разумное применение воды: прохладные ванны для туловища, ванны на скамейке по Куне, короткие холодные полуванны. Обвертывания туловища и икр с согревающими бутылками, обвернутыми мокрыми тряпками, позднее обливания колена, бедра и верхние обливания, а, когда больной стало лучше, прилежное хождение босиком.

С этого времени больная приходила ко мне лично, она была здорова и весела, как и прежде, и проявляла полную бодрость и жизнерадостность. Нельзя было подумать, что это та же самая девушка, которая шесть недель тому назад так вела себя,, что все опасались, как бы ей не пришлось остаться навек заживо погребенной в доме для умалишенных, как это случилось с ее сестрами.

2. Молодая женщина из прекрасного семейства, приблизительно 30-ти лет, выздоравливала от тифозной лихорадки, продолжавшейся 8 дней, и вдруг, без всяких предвозвещающих обстоятельств, начала проявлять признаки расстройства маниакального характера. Больная ранее страдала запорами, происходила от заведомо нервно больной матери и временами выказывала какую-то своеобразную раздражительность.

За день перед этим я мог констатировать прекращение лихорадки; придя на следующий день около полудня, я еще из передней услыхал, что пациентка обыкновенно весьма смирная, кричит и неистовствует. Когда я вошел, мне представилась страшная картина: больная с совершенно красным лицом, вследствие самой ничтожной причины, начинала бить вокруг себя руками и ногами и кричала так сильно, что было слышно в соседних домах. Прежде чем успели ее предупредить, она вскочила с кровати, выскочила в коридор и там свалилась как бы в обморочном состоянии.

На следующий день она была покойнее, но душевное расстройство все усиливалось: она считала себя проклятой, она обвиняла себя и неверии и думала, что Бог не может ее простить, и т. д. В то же время она вновь совершенно озверела, стала проявлять явную нимфоманию и вообще в следующие два дня представляла самую типичную картину полного сумасшествия. Никого из окружающих она не узнавала, была в страшном возбуждении, смотрела на всех вытаращив глаза, и старалась то удушить самое себя, то задушить кого-либо из окружающих, а затем начала ужасающим образом плакать. Несмотря на отчаянное положение, не потерял бодрости духа и предписал неустанно делать обвертывания крестца и икр и класть в то же время к ногам согревающие бутылки, обвернутые мокрой тряпкой; кроме того, больная принимала несколько раз в день ванны для туловища в 20° R. В результате сумасшествие исчезло также, как и появилось; уже на третий день больная стала спокойнее и постепенно начала узнавать окружающих, хотя временами на нее еще нападал ужас, под влиянием галлюцинаций, но вскоре она освободилась и от этих припадков. Появился сон и аппетит, язык очистился, она опять начала разумно разговаривать и через несколько дней могла уже проводить по несколько часов на террасе. Лучшего успеха нельзя было и ожидать.

Излечение душевной болезни.

Из книги Д-ра Керпера.

Наша дочь страдала сильным душевным расстройством; она не имела покоя ни днем, ни ночью, и ее никак нельзя было укротить, вследствие чего нам посоветовали обратиться к д-ру Кернеру, который лечит согласно естественному методу лечения и вылечил уже немало душевнобольных. Слава Богу! лечение подействовало так хорошо, что уже через несколько недель больная была опять в полном рассудке и т. д.

Матрос Буга с женой.

Излечение душевной болезни.

Сообщение Фр. Гарниш в Хемнице.

Эта заметка заимствована из журнала «Organ, Centraverien fur Naturheilkunde».

Чулочно-вязальный мастер М....ц из Ау—....лде близ Хемница, 48 лет, пользовался всегда прекрасным здоровьем. В конце декабря он захворал опухолью шейных желез. По показанию домашних, приглашенный ими доктор медицины лечил его горячими компрессами и какими-то лекарствами, причем лечение было успешно, так как опухоль желез вскоре исчезла. Но вслед за этим развилась описанная ниже душевная болезнь. Доктор прописал успокаивающее, усыпляющее средство, но родные больного не дали ему этого лекарства, опасаясь, что оно ему повредит. Состояние больного все ухудшалось и он начал буйствовать, так что были вынуждены его связать; днем и ночью около него оставались сторожить два человека. Об этом случае было официально заявлено окружному врачу, которого родные и просили о помощи. Окружной врач открыто и честно признался, что медицина не обладает средствами против этой болезни, после чего родные больного задали ему вопрос, не можете ли помочь в данном случае естественный метод лечения? Окружной врач ответил им, что хотя он и недостаточно опытен в этом деле, но все-таки он далек от отрицания, что естественный метод лечения не принесет пользы в данном деле, только его совет обратиться к хорошему специалисту. Сам же он пожелал выждать дальнейшего развития болезни, прежде, чем делать дальнейшие общения.

Ища помощи, родные больного отправились в Хемниц, в надежде достать там врача, лечащего по естественному методу.

По совету одного из постоянных покупателей товара чулочной фабрики господина К—с, госпожа М....ц обратилась к врачу нашей школы д-ру Мейнеру, но он, к сожалению, не мог поехать к больному, так как у него здесь на месте была слишком большая практика. Тогда обратились за помощью ко мне. Я также был сильно занят оспенными и другими тяжело больными, но все-таки обещал на следующий день посетить больного. Я отправился вместе с г. К—с и застал больного связанным и окруженным 5—6 человеками. Из расспросов я узнал подробнее всю историю болезни, описанную выше.

На мои вопросы, обращенные к пациенту, ответа не последовало, только подергивались лицевые мускулы, таким образом, что можно было определить наличность психического расстройства. Пульс был 60 в минуту; сердце и легкие в полном порядке, равно и в нижней части тела ничего особенного не было заметно. Ноги были холодны, голова немного горяча; в стуле наблюдалась задержка, равно и отделение мочи было неправильно. Аппетита и жажды не было вовсе и лишь в момент покоя удалось дать больному почти насильно небольшое количество пищи. Когда я распорядился, чтобы больного развязали, он был очень беспокоен, бил вокруг себя куда ни попало и сильно неистовствовал; лишь постепенно он начал сам по себе успокаиваться.

План лечения согласно естественному методу состоял главным образом из следующего: тепловатые ванны с сильным растиранием всего тела (производилось несколькими людьми) и прохладным обливанием спины, после чего делалось обвертывание в шерстяное одеяло и повторялось сильное растирание, затем сухие обвертывания (во время которых появились сильные и зловонные поты), отвлекающие обвертывания ног, частые клистиры при появлении жара в голове, освежающие компрессы на голову и дышание свежим воздухом (открывание окон); все эти приемы проделывались 2 или 3 раза в сутки. Позднее предписаны были прогулки на открытом воздухе (в сопровождении кого-либо из мужчин), благодаря которым пациент начал подолгу спать. Уже весьма скоро наступило чрезвычайное улучшение в состоянии больного. О дальнейшем г. Гарниш пишет следующее:

«15 марта я сделал последний визит и застал пациента вполне здоровым. Г. М....ц позднее навещал меня сам, он был совершенно здоров и весел и от прежнего болезненного состояния но осталось и следа».

Сколько заслуживающих сожаления больных перевозится в дома для умалишенных, тогда как в начале их болезни им легко можно было бы помочь при помощи нашего метода лечения, как это было и в только что описанном случае.

Комментарии


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить