Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 3 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Глазная болезнь, серое бельмо. Излечение такового не оперативным путем, но общим лечением всего организма. Сообщение А. Лренса.

У моей дочери Анны, 20 лет от роду, образовалось на левом глазу серое бельмо, и врачи объявили, что необходима операция. Я не мог решиться на такую операцию и обратился к А. Гедрату, который уже раньше с успехом лечил моих детей от скарлатины при помощи естественного метода.

Исследовав глаз, он нашел, что болен не один глаз, но и все тело, и что он предпримет общее лечение, после которого и выяснится, не произойдет ли операция, так сказать, сама собой, при помощи воспалительного процесса.

Излечение слабости глаз и других болезней.

Сообщение Эдмунда Шнекенберю в Рейценгейне.

Хозяин чулочного заведения Л. из Гросольбередорфа близ Цшопау долгое время болел глазами. Параллельно с давно уже существовавшей близорукостью, начала с угрожающей быстротой развиваться слабость глаз. Врачи специалисты в двух больших городах не оказали никакой помощи. В последние годы ко всему добавились серьезные желудочные страдания, вызванные тоской вследствие утраты единственного ребенка. Питание было чрезвычайно плохо, появилась весьма опасная нервность и больной был вполне расстроен душевно. В довершение всего близорукость и слабость глаз усилились до такой степени, что больной должен был прекратить свое дело. Один знакомый глазной доктор объявил ему, что он не может рассчитывать на улучшение своего состояния. В таком безнадежном положении он обратился к помощи естественного метода лечения. Он пришел ко мне в начале этого года; после основательного исследования я мог сообщить ему, что хотя болезни его и весьма серьезны, но все-таки есть возможность достигнуть улучшения его состояния. Вместе с правильной диетой, соответствующей его положению, я предписал ему основательную легочную, т. е. дыхательную гимнастику (пациент всегда сидел в комнатах и не умел хорошо дышать) и правильный уход за кожей, состоящий из нежного применения воды (ножные, паровые ванны, обмывания, полуванны) и из воздушных и солнечных ванн. Пациент стал охотно исполнять все мои предписания и вот уже несколько месяцев, как он опять принялся за свое дело. Правда, близорукость осталась по-прежнему, но зато совершенно исчезла слабость глаз, исчезли нервные и желудочные страдания, а душевное состояние пациента вполне нормально.

Излечение глазной болезни с почти полной утратой зрения.


Сообщение проф. Тралля. М. Буррель из Ляхаски Па, 16 лет от роду, был болен хроническим воспалением глаз и лечился у врачей до тех пор, пока почти не потерял зрения. Уже несколько месяцев он не мог различать предметов и едва мог отличать день от ночи, когда мать привела его в мою санаторию. Кожа его была чрезвычайно недеятельна, ноги постоянно холодны, голова горяча, а глаза настолько чувствительны к свету и воздуху, что он постоянно носил на них повязку. Внутренние органы были тоже очень недеятельны. Применение лечения в течение одного месяца привело их в порядок, сделало кровообращение вполне правильным и дало ему возможность различать мелкие предметы; вместе с тем и глаза стали без боли переносить действие света и воздуха. Через три или четыре месяца естественного метода лечения глаза были вполне вылечены и общее состояние здоровья было прекрасно.

Излечение тяжкой глазной болезни.

Однажды я (издатель общепонятного гигиенического журнала «!!!!!») получил письмо из одной из известнейших глазных клиник Германии, при первом взгляде на которое было ясно, что оно было написано без содействия глаз. Содержание подтверждало это предположение. В письме мне задавали вопрос: можно ли вылечить при помощи естественного метода лечения глаза, пораженные сильнейшим воспалением и состояние у которых, несмотря на постоянное пускание в них атропина и на еженедельные «кровопускания, все ухудшается, так что через несколько дней врачи предполагают сделать операцию. Я был убежден, что ухудшение положения больного при указанном выше лечении обусловливалось самим лечением, и письменно посоветовал ему обратиться к хорошему врачу, последователю естественного метода лечения. Я думал, что этим исполнил свой долг и указал больному тот путь, которым он должен следовать. Несколько дней спустя, около полудня ко мне вошел неизвестный мне господин, с толстой повязкой из ваты на глазах; его вела за руку какая-то дама. Он отрекомендовался больным из одной из известных глазных клиник и выразил желание посоветоваться со мной о своей болезни. Когда я увидал глаза больного и ознакомился с общим его состоянием, то я прямо был испуган ужасным состоянием несчастного. Желтоватый, блеклый цвет лица и худоба еще молодого человека ясно свидетельствовали, что ртуть в связи с кровопусканиями оказала свое пагубное влияние на организм. Но сильнейшее воспаление обоих глаз достаточно ясно доказывало, что ни ртуть, ни атропин с серой, ни кровопускание не оказали благотворного влияния на органы зрения, которые ими лечили. Если и от операции можно было ожидать не больше пользы для больных глаз, то нельзя было обвинять больного за то, что он вырвался из рук тех, которые хотели его уложить под нож. Горький опыт отвратил несчастного, которому только принесли вред, от патентованной медицины и привел к естественному методу лечения, который находится в таком презрении и бесчести у медиков, состоящих под охраной правительства. Как могло возникнуть это отвращение, лучше всего видно из изложения самого пациента. Пользуясь здоровыми глазами, он пишет мне для опубликования в журнале следующую историю своих страданий и выздоровления:

«Года два тому назад я начал чувствовать постоянную усталость и заметил, что силы мои все более и более падают; я не мог объяснить себе этого явления ничем другим, кроме предшествовавшей этому, слишком напряженной умственной работы. Я обратился за советом к врачу аллопату, который объяснил мое болезненное состояние ненормальностью печени, в которой, по его мнению, были «кровоподтеки>. Врач гомеопат решил, что все зависит от нечистоты крови. Это объяснение показалось мне более понятным и я решился подвергнуться «радикальному лечению для очищения крови». Под влиянием такого лечения «потением», длившегося месяц, тело мое покрылось сыпью, что и признавал лечивший меня врач за весьма благоприятный признак. Странно было лишь то, что, несмотря на лечение, запоры не прекращались, и различные медикаменты не приносили желаемого облегчения. Наоборот, завалы еще усилились, у меня появился какой-то жар в голове, к которому присоединилось воспаление одного глаза. Казалось, что последнее принимает угрожающий характер так, что я решился обратиться к специалисту по глазным болезням, который и прописал мне пузырек какого-то лекарства и бутылочку глазной примочки. Болезнь мою не вылечил и глазной врач; наоборот, она вступила только в новую стадию. Воспаление распространилось и на другой глаз и врач специалист предписал впрыскивания в кровеносные сосуды на висках. Однако, я уже не имел более доверия к господину доктору; зрение мое быстро слабело и я уже не различал моих знакомых на расстоянии одного метра, а видел только какие-то движущиеся тени; это обстоятельство повергло меня в такой ужас и печаль, что я решился обратиться в одну из лучших глазных клиник Германии. При отъезде, несмотря на яркий газовый свет и на знание места, я уже не мог обходиться без посторонней помощи, а кассиру пришлось самому взять из моего кошелька плату за билет, так как мои глаза совершенно отказывались от службы.

После исследования в клинике профессор сделал мне утешительное сообщение, что я могу рассчитывать на выздоровление, при соблюдении строгой диеты. Пять долгих недель ожидал я исполнения этого предсказания, но мои ожидания были тщетны. Два раза в день мне мазали глаза кисточкой, смоченной в растворе, вследствие помутнения стекловидного тела мне дважды в день пускали кровь по 250 при помощи стеклянного цилиндра и давления воздуха, кроме того я сам должен был втирать себе в плечи и бедра по 30 §. серой мази (ртутный препарат); в результате я потерял аппетит, зубы болели и шатались, и состояние глаз только ухудшилось. Прежде всего, чтобы уничтожить разрушающее действие «втираний», пустили в ход бутылочку с йодом, но так как она не одержала победы, то были пущены в дело дальнейшие ряды «ядовитых бутылочек». В виду отсутствия результатов от лечения на сцену выступила операция: «последняя попытка», «безболезненный опыт», «маленький удар ланцетом», «незначительная операция», как говорили врачи, и на самом деле «новая попытка без определенной надежды на успех». Теперь, благодаря всему пережитому и испытанному, я потерял всякую бодрость и всякую надежду на помощь со стороны врачей-специалистов. Ко всему этому добавилось еще слышанное от товарищей по страданиям, которые описывали случаи возвращения болезни, несмотря на сделанные операции. В ужасе я всюду обращался за советом, как быть мне в данном случае; все советовали решиться на операцию и только один письменный ответ советовал противное. Это был ответ председателя центрального саксонского общества последователей естественного метода лечения господина Каница из Хемница, — ответ, который опять придал мне мужество и бодрость духа. Меня охватило какое-то воодушевление, когда мне читал это письмо один из товарищей по несчастию, не потерявший еще зрения. Я не спал всю ночь от радостного возбуждения — и через несколько дней решился на поездку в Хемниц и уехал с наставлением беречь глаза от доступа воздуха. Разумеется, я ничего не сообщил профессору о причине моего поспешного, отъезда; я еще не знал тогда, что собственно такое естественный метод лечения, и возвращение в «знаменитую клинику> было невозможно. Я благополучно прибыл в Хемниц и с помощью жены добрался до господина Каница. Он тщательно исследовал меня, подробнейшим образом расспросил о моем здоровье в прошлом и настоящем и снабдил точными указаниями, как надо вести лечение. Вновь ободренный, я отправился в свой родной город, чтобы там начать предписанное лечение. Энергичные отвлекающие приемы, поднятие упавших сил, нормальное образование крови, благодаря приведению в порядок органов пищеварения, поддержка органов выделения и оберегание глаз, пострадавших от лечения— вот что легло в основу лечения предписанного г. Каницем. Все это мне было ясно и понятно, а потому я начал исполнять все предписания с величайшей добросовестностью.

В главных чертах лечение мое состояло в следующем: ежедневно две ножные паровые ванны, обтирание всего тела в 18°. полные обвертывания, клистиры, нежная нераздражающая пища, без мяса — устранение атропина. Если бы появилось воспаление, я должен был бы делать энергичные обтирания голени и ступни. Случилось то, что я считал невозможным: благотворное влияние лечения сказалось, я должен это сказать, почти после первых же манипуляций. По прошествии восьми дней со дня начала лечения я уже мог отправиться в Хемниц без провожатого и без повязки, лишь защитив глаза синими очками. Вначале временами казалось, что воспаление возобновляется, но в то время, как в клинике при усилении воспаления не помогал ни атропин, ни кровопускания, теперь после энергичного обтирания голени сразу исчезало воспалительное раздражение. Коротко сказать, состояние моих глаз и всего организма улучшалось со дня на день. В клинике меня предупреждали, что я должен оберегать глаза от прямого действия воздуха, особенно прохладного, а теперь, по совету г. Каница. я ежедневно ходил гулять, даже в самую неприятную погоду. Все лечение оказывало благотворное влияние на мои глаза и мой организм становился все крепче и здоровее. По прошествии трех месяцев лечения я мог опять обратиться к самым утомительным письменным занятиям, которые производились как при дневном, так и при искусственном свете, и до сих пор исправляю свои обязанности с полным успехом и без малейшего затруднения.

Когда, мне вновь пришлось увидеть профессора, для получения свидетельства, этот господин выразил полное удивление по поводу моего блестящего состояния, сказав следующее:

«Делали вы что-нибудь? Ваши глаза теперь в полном порядке!» На замечание другого врача, что в свое время мне хотели делать операцию и что г. профессор считал операцию единственным средством спасения, последний возразил:

«Теперь операция не нужна; к сожалению, я боюсь возвращения болезни и тогда операция будет неизбежна». Сказал и исчез.

Последнего, однако, слава Богу, не случилось, несмотря на ежедневные, утомительные для глаз занятия, и общее мое состояние и здоровье глаз таково, что я не разделяю опасений господина профессора. Одно лишь я понял из последнего разговора с профессором, что без разумных и заботливых советов господина Каница я был бы оперирован, потерял бы занятия и еще Бог знает, что со мной случилось бы, и что своим теперешним счастливым состоянием после Бога я обязан г. Каницу и естественному методу лечения, которому он отдался с таким самоотверженным убеждением, а потому я и пользуюсь случаем, чтобы рекомендовать его всем страждущим.

Федор Рихтер.

Излечение тяжелого воспаления глаз.

На прошлой Пасхе в мой второй класс для мальчиков поступил ученик Эме (отец его купец, живущий) 4), у которого постоянно были настолько воспалены глаза, что он почти никогда не мог принимать участия в чтении и письменных работах. Из расспросов я узнал, что Эме болен глазами еще с прошлого года и что в начале был приглашен один из лучших здешних врачей; в виду того, что состояние болезни не менялось, приглашен был специалист по глазным болезням, но и этот лечил без всякого успеха. Вместе с тем, по совету каких-то приятелей, несчастного малого мучили лечением по способу Бауншайда. По признакам болезни (боли от сильного света, переполнение кровяных сосудов, сужение зрачка, слезотечение) и на основании прописанного врачами (особенно впрыскиваний — если не ошибаюсь — белладонны) мне стало ясно, что мой ученик страдает той же глазной болезнью — воспалением роговой оболочки, от которой вы меня вылечили так счастливо несколько лет тому назад. Сначала я долго воздерживался от того, чтобы дать соответствующий совет родителям моего ученика. Только тогда, когда убитая горем мать пришла ко мне извиниться за сына, что он не может более посещать школы, так как воспаление достигло наивысшего развития, я счел себя обязанным коротко и ясно рассказать перепуганной матери то, что случилось в свое время в подобном случае со мной, но я вполне предоставил ей выбор дальнейших действий: принять ли мой совет или оставить без внимания. После того, как со мной поговорил отец мальчика, последний не приходил в класс дней 8—10; по прошествии этого срока он опять уже сидел передо мной в классе, но свежий и бодрый, с совершенно здоровыми глазами и до сих пор (уже по прошествии 4-х недель) остается в том же положении и может готовить уроки, пользуясь вполне здоровыми глазами. Естественный метод лечения и тут проявил свою обычную силу. Отец ребенка, обрадованный излечением сына, на днях вступает в число членов здешнего общества последователей естественного метода лечения.

Вот все, что случилось. Я предоставляю вам право воспользоваться или нет сообщаемым мною для опубликования в вашем журнале, прошу только в случае опубликования прислать мне соответствующий номер журнала.

Хемниц. Ц. Бирке, 10, II.

КВ. Принимая во внимание предписанное в свое время мне, я рекомендовал: утром и вечером полные обвертывания с обтираниями (18° R.), компрессы на глаза (в 24° R.), носовой душ (в 20° R.), полоскания горла (в 16—18° R.), повторяемые каждый час, постоянный компресс на шею, ночью обвертывание ног и живота, довольно прохладные обмывания ног с растиранием.

 

Комментарии


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить