Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 23 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Глазная болезнь. Воспаление глаз, катарр глаз. Воспаление глаз может быть различного рода, например: воспаление век, соединительной оболочки, роговой оболочки, сосудистой оболочки, радужной оболочки, слезных желез, слезного мешочка и т. п.

Описание болезни: краснота, припухлость и по утрам слипание век, тяжесть и жжение, отделение слез, повышенная восприимчивость к яркому свету, краснота глазного яблока и т. д. Это страдание часто причиняет сильную боль, часто же протекает почти без всякой боли. Легкие острые формы этой болезни имеют часто шансы на излечение, хронические же формы, напротив, трудно излечимы.

Причины болезни: простуда, переутомление, насморк, заражение, далее различные болезни, как: скарлатина, корь, оспа, сифилис и др.; также толчок, удар, давление, трение, поранение и т. д.; затем посторонние предметы, попавшие в глаз, как-то: пыль, песок, ядовитые, едкие вещества, трипперный яд, маленькие насекомые и т. д. Воспаление глаз у новорожденных, начинающееся по большей части на третий день после рождения и ведущее при неправильном и небрежном уходе к потере зрения, происходит оттого, что акушерка при первом купании ребенка не вытирает и не обмывает ему глаз чистою водою и тряпочкою, а большею частью употребляет для этой цели воду, в которой купали ребенка и которая очень вредна для глаз ребенка, так как вода первой ванны содержит слизь, выделяемую во время родов половыми организмами матери располагающую к заражениям. Если акушерка сама не обмывает глаз ребенка чистою водою и тряпочкой, то следует этого требовать и держать наготове все нужное для этого. Заметьте, любезный читатель, что во многих случаях слепота является следствием воспаления глаз при рождении, которое всегда происходит от вышеуказанных причин и при небрежном лечении может привести к потере обоих глаз. Но воспаления глаз часто составляют явление, сопровождающее другие, так называемые конституциональные болезни, именно: золотуху и рахитизм, и в этом случае, конечно, только местное лечение оказалось бы совершенно бесполезным; напротив того, нужно удалить причину страдания общим лечением всего организма, а именно улучшением качества крови. См. также Золотуху, рахитизм и гнойное воспаление глаз.

 

Лечение: высшая степень опрятности при обращении с новорожденными, частое промывание глаз водою в 20° R. и прикладывание к ним полотняных тряпочек, сложенных в восемь раз и пропитанных водой в 18—20° R.; эти тряпочки остаются до тех пор, пока они не нагреются, после чего следует их всякий раз возобновлять; далее, накладывание на животик компресса из тонкого и мягкого полотна и обвертывание икр.

Кроме того полезны также отвлекающие клистиры.

При лечении пожилых больных следует делать паровые ванны для ног е последующим тепловатым в 18° R. обтиранием нижних конечностей.

На ночь делают обвертывание (в 18° R.) ног и икр и, смотря по обстоятельствам, накладывают на живот компресс, остающийся до половины ночи.

Далее применяется тепловатое обмывание глаз ватой и размягчение гноя посредством сырой мягкой тряпочки так часто, как это оказывается нужным. Следует также посредством маленькой спринцовки с шариком осторожно и легко спринцевать глаза, чтобы удалить гной, затем класть тепловатые (нехолодные) успокаивающие компрессы в 18—20° R. или повязки и менять их через каждые 10 или 15 минут; если возможно, то еще применяют возбуждающие затылочные обвертывания. Они могут чередоваться с легко возбуждающими компрессами в 20° R., прикладываемыми к глазам. Кроме того рекомендуются сильные, холодные обтирания ног, если они теплы, и ежедневные обтирания всего тела. При тяжелых формах заболевания следует назначать иногда полное обвертывание или обвертывание на три четверти, или же, наконец, постельную паровую ванну, для достижения равномерной теплоты тела и отделения пота. Вместо этого можно прибегнуть также к постельной ножной паровой ванне, причем продолжают прикладывать тепловатые компрессы к одному глазу или к обоим воспаленным глазам, как это делается и при постельной паровой ванне.

При лихорадке нужны ванны в 26° R. Но прежде всего, должно, давая больному невозбуждающую пищу, предохранять глаза от напряжения, пыли, слишком яркого света и т. д.; для этого наиболее полезны деревенская зелень и свободный от пыли горный воздух. См. также Ячмень.

Лечение массажем производится здесь следующим образом: поглаживают пальцами обеих рук по шее, затылку, плечам и трут виски сверху вниз; сеанс продолжается около 15 минут и повторяется ежедневно три четыре раза. (Приемы лечения см. в алфавитном указателе).

Для руководства при лечении глазных болезней я рекомендую между прочим книгу д-ра Каца: «Wie erh?lt man seine Sehkraft die Krankheiten und Fehler des Auges» приложением 29 рисунков, издание третье Феодора Грибенса в Лейпциге, цена 2 марки.

Следует заметить, что при болезнях глаз, особенно нервных, прежде всего рекомендуется укрепляющее лечение, так как эти болезни большею частью находятся в связи е каким-нибудь скрытым общим страданием, напр., с болезнью почек или сахарною болезнью. Остальное см. в соответствующих отделах.

Случай излечения болезни глаз в санатории Бильца в Дрездене Радебейле.

Вероятно, никто из убежденных приверженцев естественного метода лечения не обратится к лекарству в случае заболевания так называемою внутреннею болезнью; каждому из них известно, что не лекарство лечит, а присущая нашему организму целебная сила, и что мы можем поддержать этот целебный процесс лишь соответствующим применением наших естественных целебных факторов, как-то: свет, воздух, вода, диета и т. д. При всем том большое количество наших обыкновенно преданных приверженцев тотчас же теряют голову в случае болезни глаз. Тогда забываются все прекрасные поучения естественного метода лечения и бегут прямо к верующему в медицину специалисту по глазным болезням, который во многих случаях лечит только маленькую частичку человеческого тела, называемую глазом, не считая нужным подвергнуть лечению и весь организм. Насколько мало успешно подобное лечение и как в конце концов лишь естественный метод лечения и при глазных болезнях ведет к цели, я хочу показать на примере, в назидание тем, которые когда-нибудь сами могут очутиться в подобном положении.

Девица Р. из г. Б., 17 лет, поступила 8го июня 1897 г. в наше заведение. При освидетельствовании глаз, оказалось золотушное воспаление соединительной оболочки. Особенно левый глаз был так сильно воспален, что постоянно слезился и гноился. По этой причине, а также вследствие сильной светобоязни, она должна была постоянно носить легкую предохранительную повязку. Воспалительный процесс не ограничивался одною лишь соединительною оболочкою, но и перешел на роговую оболочку, причинив помутнение последней. Лечение было сходно с лечением в прежде описанном случае, и» процессе излечения" был в общем такой же. Более здоровый правый глаз уже после четырехнедельного лечения пришел в нормальное состояние, между тем как левый глаз еще сильно слезился на шестой неделе лечения и был еще очень чувствителен к свету. Только во время последних двух недель лечения состояние его улучшилось, так что к концу лечения оба глаза были нормальны, если не считать незначительного помутнения роговой оболочки с левой стороны, которое, по всей вероятности, совершенно исчезнет чёрез несколько лет и которое нисколько не вредит зрению.

Мы могли бы привести еще много подобных случаев, но боимся утомить любезных читателей, ибо течение болезни и лечение ее, за небольшими исключениями, представляют подобную же картину. Во всяком случае уж и этот пример вполне доказывает, что и при болезнях глаз можно естественным методом лечения вернее всего достигнуть хороших результатов.

Случай излечения болезни глаз в санатории Бильца в Дрездене Радебейле.

Девица М. Г., из Бреславля, 20 лет, страдала с девятилетнего возраста хроническим воспалением глаз с опухолью и сильною краснотою веки верхней губы, вследствие золотушного изменения крови. Она испытала различные способы лечения лекарствами, впрыскиваниями, смазываниями и прижиганиями воспаленных глаз, — но безуспешно, как обыкновенно бывает при врачебно-медицинском лечении такого дисемического страдания, происходящего от дурного состава крови. Применение нашего лечения ведет не только к уничтожению местного воспаления, но и к устранению причин воспаления, не оставляя никакого расположения к дальнейшим заболеваниям глаз. Воспаления, устраненные и прекращенные лекарствами возобновляются, так как причины и продукты воспаления остаются в организме, а не выделяются.

Больная лечилась приблизительно 2 месяца в нашем заведении, причем применялись: головные паровые ванны, попеременно с ножными паровыми ваннами, глазные ванны, массаж шеи и стояние в воде (топчась на одном месте). Диэтически-гигиеничный образ жизни, пребывание на чистом воздухе и употребление растительной нищи, все это шло рука об руку с лечением, и таким образом состояние больной, благодаря еще проведенному со всею строгостью, восстановляющему лечению, настолько улучшилось, что воспаление глаз могло считаться устраненным.

Случай излечения катарра соединительной оболочки глаз в санатории Бильца в Дрезден-Радебейле.

Дочь фабриканта Ф., из гор. Б., болела с детства глазами. Начиная с 12-ти летнего возраста болезнь все усиливалась. Родители ее советовались уже со всеми врачами в городе и в окрестностях, а равно и с некоторыми профессорами из Бреславля, согласно указанию которых употреблено было уже бесчисленное множество средств для смазывания, впрыскивания и принятия внутрь, но ничто не помогало, а, напротив, средства эти еще усиливали болезнь. Затем обращались к известным врачам-гомеопатам и применяли в течение целого года всевозможные гомеопатические средства, как Belladonna, Calcavea carbom, Jod, Thuja, Graphit, и даже так сильно прославленный Aethiops Antimonialis (серная ртуть); все эти препараты хотя и облегчали по временам страдание, но не доставляли исцеления. Покончив с аллопатией и гомеопатией, родители больной обратились ко мне, говоря: «Дочь причиняет нам много забот, жаль смотреть, как зрение у нее все ухудшается; если вы, уважаемый г. Бильц, можете ручаться за успех в случае применения естественного метода лечения, то мы охотно употребим все усилия, чтобы доставить нашей дочери драгоценнейший дар — зрение». Я ответил, что естественный метод лечения никогда не может принести вреда, и посоветовал, чтобы девушку непременно отдали на лечение в мою лечебницу. 2-го января 1896 года она пришла в лечебницу, сопровождаемая своим братом, и при исследовании ответила на предложенные ей вопросы следующее: «Я болею глазами уже с самого детства; е двенадцатилетнего возраста болезнь усилилась, так что теперь при солнечном свете я ничего более не могу видеть. Когда мне приходится смотреть на свет в светлом помещении, я испытываю колющие боли в глазах и в голове, веки горят и гноятся постоянно, а по утрам они совершенно слипаются; мне невозможно ни читать, ни писать». Дальнейшее исследование показало, что внутренние органы здоровы, но железы на шее, затылке и под мышками особенно сильно опухли; следовательно, мы имели дело с общею золотухою, о чем свидетельствовало уже впечатление, производимое больною. Лечение велось следующим образом: паровые ванны через день с обвертыванием на три четверти и вслед за этим ванны в 24° R. После обеда сидячие ванны в 24° R. и обливания колен, затем в промежуточные дни перед обедом ножные паровые ванны с обливанием ног, а после обеда ванны в 24° R. Ежедневный массаж шеи и 3 раза в неделю обвертывания в виде шали и обвертывания икр по ночам. От этого лечения больной становилось лучше с каждой неделею, выделение гноя из глаз все более прекращалось, боли уменьшались, и больная после четырехнедельного лечения была опять в состоянии читать и писать и даже смотреть прямо, без всяких затруднений на солнечный свет. Но вместе с ослаблением отделений и воспаления глаз появилось множество нарывов на всем остальном теле больной особенно на животе и ногах; они выделяли большую массу зловонного гноя, прямо удаляя таким образом из организма все болезненные вещества, находящиеся в крови, которые раньше направлялись к глазам. После дальнейшего лечения в продолжение четырех недель и эти выделения прекратились, и после десятинедельного лечения больная была здорова и бодра и покинула нашу лечебницу, полная радостных надежд.

Излечение глазных болезней.

 

В детстве я обладал довольно хорошим зрением, но позднее стал близоруким, благодаря постоянному чтению до глубоких сумерек и при лунном освещении, а зимою часто при свечном огарке. Этот порок все усиливался, и, как «юрист», я скоро стал известен своею близорукостью между друзьями и знакомыми.

На третий или четвертый год моего пребывания на юридическом факультете у меня вдруг началась другая болезнь: у меня рябило в глазах, очертания предметов расплывались как бы в тумане, буквы прыгали предо мною на бумаге — я не мог читать ни днем, ни при искусственном освещении, ни печатного, ни писанного. Эти несколько недель, которые я провел в таком состоянии, я считал всегда самым распутным временем своей жизни, так как, лишенный возможности приняться за книгу или университетские записки, я, за исключением часов, отсиживаемых в коллегии, проводил дни в шатании, хождении в гости, а вечера в веселой компании, особенно за картами, находя достаточное количество участливых «товарищей» во всякое время: и до обеда, и после обеда, и вечером.

Само собою разумеется, что при самом начале болезни был приглашен врач, или, вернее, врачи, так как после того, как Laudanum Liquidum(так, кажется, называлась примочка) аллопата не помог, был приглашен гомеопат, заставивший меня принять из своей карманной аптечки какие-то капли, которые так же мало помогли. Несмотря на все мое хладнокровие в то время, мне становилось страшно при мысли, что я не буду в состоянии более читать и писать.

Наконец, мне помогла моя тетка. Она была дочь пражского доктора профессора медицины Иосифа Роттенбергера, читавшего анатомию, физиологию, а также глазные болезни; но не от него, в то время уже давно умершего, знала она это средство, которое он, как прославленный профессор при старейшем университете в государстве, наверное, отверг бы как ненаучное; ибо средство, употребить которое мне посоветовала тетка, было не что иное, как чистая вода, свежая, прямо из колодца. «Ты можешь употребить его без всяких опасений», сказала она мне: «бедной швее, живущей благодаря своему зрению и страдавшей подобною же болезнью, оно опять вернуло зрение!» После этого я принимал только для виду прописанные мне капли и обратился с полным доверием к средству тетки. Спустя несколько дней я был уже в состоянии читать с перерывами писанное крупными буквами, а вскоре затем и печатное и через две или три недели я опять был совершенно здоров. Это средство я употреблял еще по совету моей тетки долгое время, только не так часто, как прежде, до тех пор, пока я через несколько лет ограничился употреблением его при утреннем умывании.

Лечение состояло в глазных ваннах. Сперва я купал один, потом другой глаз, и это повторялось 4—5 раз в день.После того, как я начал опять вполне хорошо видеть, я делал эти ванны только 3 раза в день, потом только утром и вечером, а по истечении нескольких лет, прошедших без рецидивов, только по утрам.

Успех моего в высшей степени простого лечения был продолжительный. Мой покойный отец, не знавший никогда болезни глаз и заставший меня однажды за глазн?й ванной, после того, как я уже излечился, часто говаривал, вздыхая: «Если ты уже в молодости должен прибегать к искусственным средствам, что же будет с тобою в старости?» И я сам должен был сознаться, что порок, которым страдал я, девятнадцати или двадцатилетний молодой человек, внушал мне опасения рецидива, или даже частых рецидивов в позднейшие годы моей жизни. Но, к счастью, их не было и по сей день, когда мне минуло уже 64 года, если не считать совершенно мимолетных случаев ряби в глазах, вследствие которой приблизительно несколько минут или, самое большое, четверть часа у меня в глазах прыгали буквы; но и это явление наблюдалось очень редко и после многолетних промежутков, подобно напоминанию о давно прошедшем времени и об пережитом опасном и неприятном состоянии. Благодаря «ненаучному лечению», мое зрение стало даже во многих отношениях лучше прежнего, не острее, но сильнее, так как в молодые годы, будучи профессором, в Кракове, а также и позднее здесь в Вене, я пользовался при чтении по вечерам зеленым тафтяным глазным зонтиком, а теперь вот уже несколько десятков лет, как я не нуждаюсь более в нем. Только в последние дни, иногда я пишу эти строки, мне приходится чаще вспоминать о тех неделях, когда я болел глазами во время моего студенчества. Дай Бог, чтобы далее напоминаний дело не пошло, потому что отказаться теперь от чтения и письма было бы для меня ужасно.

Во всяком случае, естественное средство — вода оказало на меня свое полезное действие в течение сорока пяти лет, что достойно внимания и чего не могли совершить ни аллопатические лекарства, ни гомеопатические капли.

Барон Іос. фон-Гелферт,

Член палаты господ в Вене.

Случай излечения воспаления глаз. Сообщение врача нашей школы.

Всеми уважаемый и любимый купец Р. в г. Ф. уже давно заболел глазами и не мог более выносить болей; его навещали два знаменитых доктора* медицины, но ни один из них не мог помочь. Все в городе жалели этого милого человека, страдавшего так сильно, без всякой надежды на выздоровление, и считали потерю зрения весьма возможным исходом болезни.

Были испробованы всевозможные средства, как-то: смазывания, пускание капель в глаза и т. д., но без малейшего успеха, напротив, больному стало еще хуже. Тогда приверженцы естественного метода лечения посоветовали обратиться к этому способу лечения., «Это также не поможет», гласил ответ, «больной уже стар, ему 52 года, он не привык к воде, да, наконец, врачи уже лечили его компрессами, после которых ему всякий раз становилось все хуже и хуже». Наконец, когда ничто уже не помогало, а страдания постоянно усиливались и больной уже близок был к отчаянию, решились, наконец, прибегнуть к естественному методу лечения, чтобы иметь право сказать, что все было сделано, и избежать в будущем каких-либо упреков. Пишущий эти строки был приглашен к больному, чтобы высказать свое мнение.

Оказалось, что пациент болен уже 6 недель и что болезнь явилась вследствие простуды. Сперва он заболел обыкновенным воспалением век, сопровождавшимся давлением и болью в глазах, сильной боязнью света и постоянным слезотечением. Весь левый глаз был ярко-красного цвета вследствие воспаления и появилось отделение гноя, так что глаза по утрам совершенно слипались. Был приглашен врач, прописавший что-то для пускания в глаза (ляпис); он сказал, что болезнь не опасна и что все скоро пройдет. К несчастию, больному не становилось лучше, а, наоборот, положение его ухудшалось с каждым днем. Болезненный процесс перешел на роговую оболочку, а боли, которые ранее были незначительны, стали потом невыносимыми. Больной переносил это целую неделю; врач навещал его ежедневно, но улучшения не наступало. Так как состояние больного ежедневно ухудшалось, то был приглашен другой врач. Оба прописали атропин и холодные компрессы, но успех был равен нулю: вследствие страшных болей, распространившихся на всю голову, больной провел 8 суток без сна и был близок к бешенству. За четыре часа до моего прихода оба врача предписали поставить пиявок, сказав жене больного, что это последнее средство и что дело очень плохо.

В этой стадии развития болезни я должен был принять на себя лечение — задача не из легких; но все-таки, несмотря на всю тяжесть страданий сольного, я внушил ему надежду на полное выздоровление, если только мои предписания будут в точности исполняться. Я объяснил, что болен не только глаз, но все тело, и что местное лечение одного лишь глаза может только усилить болезнь. Прежде всего, я указал на нарушение правильности кровообращения: в верхней части тела было воспаление, т. е. переполнение кровью, а в нижней части тела был недостаток крови, т. е. холодные ноги до колен. Стула не было в продолжение 4-х дней. Сперва я назначил больному клистир в 1 литр воды в 24° R., а через 0,25 часа еще один, после чего последовало обильное испражнение; затем остающийся клистир в 0,5 рюмки воды в 14° R.; затем было сделано растирание ног до полного их согревания и обвертывания икр и шеи в 18° R. с укладкой в ногах согревающих бутылок. Для облегчения боли я велел класть на глаза и на лоб горячие компрессы в 40° R., меняя их каждые 10 мин., и часто промывать глаз ватою, смоченной в прохладной воде. Уже по истечении одного часа после применения этих простых средств наступило облегчение: боли прекратились, и больной почувствовал себя лучше. Вечером была сделана полуванна в 27° R. в продолжение 10 мин., затем обвертывания в 18° R. туловища, икр и шеи, а для унятия болей по-прежнему горячие компрессы. После всей этой процедуры больной впервые заснул на несколько часов.

На следующий день боли опять возобновились с большею силою. Паровые головные ванны, а вслед за ними обвертывания туловища и икр, и ножные паровые ванны по вечерам всегда доставляли облегчение. Таким образом продолжалось это простое лечение в связи с легкою диетою (молоко, суп и большое количество плодов) и с ежедневным применением клистиров, как было выше указано. Через 8 дней больной в значительной степени освободился от страданий: спокойно проводил ночи, имел лучший аппетит и через 10 дней мог уже встать с постели. Воспаление все уменьшалось, боли совершенно прекратились и через три недели больной выздоровел, и никто не мог бы подумать, судя по его наружности, что он перенес такую тяжелую болезнь. Как легко и скоро можно было бы ему помочь, если бы я с самого начала прибег к естественному методу лечения, от скольких беспокойных ночей, волнений, болей и расходов он мог бы избавить себя и своих домашних.

Излечение ослабления зрения.

Сообщение фон-Сета в Бремене.

Несколько времени тому назад меня пригласил один высокопоставленный чиновник, зрение которого настолько ослабело, что он не мог ни читать напечатанного крупным шрифтом, ни узнавать знакомых на близком расстоянии и уже долгое время не был в состоянии исполнять своих служебных обязанностей. Он рассказывал, что лечился по совету врачей в различных курортах, но зрение его все ослабевало; даже лечение глазных врачей не прекратило его страданий. Врачи признали единогласно причиною болезни отравление никотином, вследствие страстного курения крепких гаванских сигар. Последний пользовавший его глазной доктор выдал ему свидетельство, что болезнь его неизлечима и его начальство уже сделало соответствующие распоряжения об его отставке и о выдаче ему пенсии. В это время он явился ко мне, чтобы узнать мое мнение о его болезни. Я сказал ему, что я еще не имел случая лечить подобной болезни, но могу ему посоветовать испробовать такое лечение, которое если даже и не поможет, то, во всяком случае, не может принести никакого вреда; напротив, даже весьма вероятно, что благоразумной диетой и целесообразными мерами удастся настолько укрепить организм, что он будет в состоянии выделить яд.

Мои рассуждения ему понравились и таким образом было преступлено к лечению. Больному, прежде всего, были назначены. 2 раза в день легкие обтирания. Диета состояла в употреблении по утрам ячменного кофе с хлебом, к завтраку — фруктов, хлеба и воды, к обеду — небольшого количества мяса, картофельного пюре, компота и хлеба; после обеда — то же, что и утром, а вечером — то же, что к завтраку. Через 8 дней я назначил ежедневное обвёртывание в 18° R. половины тела в продолжение трех часов с последующим обтиранием. Спустя еще 8 дней я, оставив совершенно обвертывания, назначил 2 раза в день глубокие сидячие ванны в 24° R. в продолжение 20 минут с массажем живота и с последующими сильными обтираниями. После четырехнедельного лечения появилось значительное улучшение, а спустя 4 месяца мой пациент мог опять исполнять свои служебные обязанности и счастливо избежал угрожавшей ему отставки.

К сожалению, обстоятельства мешают мне назвать публично имя больного, излеченного естественным методом лечения; однако, мой прежний пациент, г. Фриц Древес, владелец известного «Кафе Бисмарк» в Бремергафене, дружный с тем господином, может подтвердить все здесь рассказанное.

Случай излечения воспаления глаз и пр.

Сообщение врача нашей школы г. Каница.

31-го июля г-жа Манске, проживающая на Гнейзенауской ул. № 106, в Берлине, привела ко мне во время моих приемных часов свою трехлетнюю дочку и просила помочь ей. Оба глаза маленькой пациентки сильно распухли. При попытке приподнять немного воспаленные, распухшие, плотно закрытые веки, вытекал густой гной; при этом девочка испытывала сильную боль в глазах. Нос был сильно воспален и распух, кожа на правой щеке была совершенно разрушена и мокла, руки и ноги отекли; кожа на всем остальном теле была суха, напряжена и горяча, кроме того, наблюдалось лихорадочное состояние, пульс 130. Мое предположение, что больная выделяет мало мочи, было подтверждено матерью. Далее я узнал следующее: у девочки 6 недель тому назад появилась на глазах краснота. Сейчас же ее повели в известную глазную клинику, куда ее водили ежедневно в течение пяти недель и где специалист лечил ее смазываниями, глазными душами, вдуваниями, мазями и т. д. После пятинедельного лечения, во время которого болезнь глаз все усиливалась, специалист сказал, что он ничего больше не может сделать, что тут кроется какая-нибудь внутренняя болезнь и что нужно обратиться к врачу-специалисту по внутренним болезням? Специалист навестил ребенка 3 раза, но так как его медицинские средства лишь ухудшили состояние больной, то он пришел к убеждению, что девочка должна умереть, что ей нельзя помочь, и после такого утешительного предсказания д-р Р. больше не появлялся.

Лицо, для которого работал отец больной девочки, обратило внимание ее родителей на естественный метод лечения — и вот мать привела ко мне обреченного на смерть ребенка. На мой взгляд, тут были две совершенно различные болезни; нормальное течение одной было нарушено специалистом глазным врачом, а другой — врачом специалистом по внутренним болезням. Последняя была, без сомнения, скарлатина, которая перешла на почки и вызвала там воспаление, препятствовавшее мочеиспусканию, вследствие чего и появились отеки. Воспаление же глаз было более давнего, и, во всяком случае, золотушного происхождения и стало таким злокачественным лишь благодаря местному лечению.

Итак, пришлось, принимая во внимание сильно израсходованные и упавшие силы организма, приступить по возможности осторожно, но энергично к восстановлению сил, так как нельзя было терять времени на эксперименты.

Чтобы несколько возбудить деятельность кожи, прежде всего, нужны были ванны и именно полуванны в 25° R., длящиеся 5—7 минут, с растираниями в воде и поливанием верхней части туловища водой из ванны. Без сомнения, требовалось также легкое возбуждение периферических кровеносных сосудов и нервов, чтобы повлиять укрепляющим и отвлекающим образом на жизнедеятельность центральной нервной и кровеносной систем. Но так как облегчение этих внутренних органов являлось возможным только при повышенной деятельности кожи, то следовало прибегнуть к помощи постельных паровых ванн, в связи с обвертываниями в 18° R. За этими манипуляциями следовали полуванны, как указано выше, а по ночам производились обвертывания туловища и нижних конечностей. Глаза, которые страшно болели при малейшем прикосновении, пришлось осторожно спринцевать посредством шприца с шариком для удаления гноя. Точно также при помощи шприца производилось спринцевание водою в 18—22° R. полости рта и носа. Диета состояла только из слизистой пищи и молока. Организм прекрасно реагировал на все эти вспомогательные средства, и деятельность кожи вскоре восстановилась.

Уже на третий день лечения вполне обнаружилась скарлатинная сыпь. Все тело сверху до низу имело вид красного платка. Почки стали свободнее работать и мочеиспускание становилось все обильнее. Хотя общее состояние больной и оставалось все еще серьезным, но течение самой болезни, после всех предпринятых нами мер, подавало уже гораздо более надежды на выздоровление.

По истечении же 8ми дней, когда общее состояние больной поправилось, припухлость глаз спала и нос, рот и щеки были уже излечены, чувство радостного доверия к методу лечения сменило чувство страха и озабоченности. После 14дневного лечения глаза больной почти окончательно очистились и все видели уже ясно, воспаление век прошло почти совершенно. Я подарил своей маленькой пациентке обещанный мною лист с картинками, который она приняла с восторгом. Уход за больной со стороны ее матери был поистине самоотверженный, но зато и труды матери увенчались успехом. Я был убежден, что при спокойном и естественном уходе за больной, вскоре наступит окончательное выздоровление.

Таково было состояние больной в субботу 16-го августа.

В понедельник до обеда ко мне опять является г-жа М. и сообщает мне, что у ребенка опять выступила сыпь по всему телу и что он опять болен. Когда я после приемных часов подошел к постели больной, я увидал, что у ребенка сильный жар и все тело, не исключая головы, покрыто пустулезной сыпью, похожей только на оспенную, а глаза воспалены, как и раньше. Что же это было такое? Явление это не находилось в связи со скарлатиной; течение последней было нормально. Быть может, это было только проявление тайного врага, дотоле скрытого в организме? Да, иначе и быть не могло, потому что не было никаких внешних упущений, никаких вызывающих моментов, ни малейшей небрежности в уходе и диете. Причину необходимо было искать в самом организме. Дальнейшие явления должны были уничтожить вскоре всякое сомнение на этот счет. И, действительно, образования, похожие на оспенные пустулы, скоро превратились в настоящие сифилитические язвы. Они появились целыми сотнями и некоторые были настолько велики и глубоки, что в них уместился бы целый лесной орех. Между указательным и средним пальцами левой руки образовалось углубление, достигавшее до кости, которая и была обнажена; голова была усеяна язвами так, что пришлось возможно короче остричь волосы. Лонная часть оказалась совершенно разрушенной и разъеденной, нос, рот и глоточная полость также были сильно поражены. Трудно себе представить более жалкое существо. Вследствие сильных болей несчастная жаловалась и стонала дни и ночи; пять дней она не была в состоянии проглотить хотя бы ничтожного количества воды и каждая капля мочи вызывала мучительнейшие, жгучие боли; сердце разрывалось на части при виде этих мучений. В начале второй недели ко всему этому прибавились еще поносы е кровью и гноем, сильно истощавшие ребенка. Приходилось смягчать и успокаивать боли, поддерживать силы, действуя с крайней осторожностью и, наконец, обнадеживать мать, которая уже начала падать духом.

И, наконец, природные силы организма, поддержанные и направленные естественным методом лечения, одержали верх. Дитя было спасено и пользуется теперь цветущим здоровьем.

Во всяком случае, путь к этой победе был не из легких. От сиделки требовалось много мужества и терпения, надо было днем и ночью оставаться на посту и не просто давать через два часа по порошочку или пилюльке, сиропу или микстурки, но много и очень много работать: утром и вечером делать полуванны, постоянно проспринцовывать глаза, рот, нос и более крупные язвы, делать обвертывания туловища и ног, паровые ванны в постели, частые перемены гигроскопической ваты на ранах и т. д., одним словом, было масса труда и работы, которую требовал план лечения.

Как же, однако, получил ребенок все эти болезни? Ни отец, ни мать не были больны ни одной из вышеназванных болезней, так что они не могли быть носителями заразных начал, причинивших вышеописанные страдания. Как произошло заражение сифилисом? До прививки оспы ребенок был здоров, но после таковой начал прихварывать и побывал во многих берлинских клиниках, где его лечили хотя и много, но безуспешно. Теперь только проявилось зло, скрытое внутри. Сначала обнаружилось воспаление глаз, как я думаю, обусловленное золотухой; через шесть недель, посвященных борьбе с воспалением, появилась скарлатина, а после излечения ее сифилис, появление которого нельзя объяснить ничем другим, как прививкой.

Если бы организм не действовал с разумной экономией силы, соблюдая известную постепенность в излечении отдельных болезней, если бы скарлатина появилась одновременно с сифилисом, то излечения не могло бы быть, на спасение не было бы никакой надежды и сбылось бы предсказание врачей, которые судили только на основании воспаления и лихорадочного состояния, но ни сифилиса, ни скарлатины не видали. Теперь же организм сам победил и еще раз доказал, что природные силы, разумно поддержанные, могут сделать возможным и то, что кажется невозможным.

При помощи ванн, обтираний, массажа и диеты появилось сильнейшее воспаление глаз, которое начало часто повторяться. Вскоре моя дочь начала различать циферблат часов, затем е каждым воспалением ясность зрения увеличивалась и через несколько времени она была уже в состоянии читать. Лечение продолжалось еще некоторое время, но в последние восемь недель воспаления не повторялись и пациентка была уже в состоянии читать и исполнять всевозможные работы.

Я чувствую потребность еще раз публично выразить благодарность господину Гедрату за его безвозмездную помощь; вместе с тем обращаю внимание всех страждущих на естественный метод лечения.

Такие факты, как излечение моей дочери, являются наилучшим свидетельством великой пользы естественного метода лечения.

Излечение египетского воспаления глаз.

Я был болен египетским воспалением глаз в течение одиннадцати недель и не нашел облегчения и в Грефйсвальдской университетской клинике; положение мое, наконец, настолько ухудшилось, что вскоре можно было ожидать полной потери зрения. При таких обстоятельствах меня вылечил от моей опасной болезни д-р Кёрнер единственно при помощи лечения по системе Щрота (восстановляющее лечение).

И. Геккер, купец.

Д-р Кёрнер пишет в своей книге, на стр. 43, что он вылечил сравнительно в весьма короткое время большое количество больных, страдавших сильным и застарелым воспалением глаз, а равно и золотушным, ревматическим и египетским воспалением глаз. Лечение состояло главным образом в отвлекающих приемах, компрессах на живот, накладываемых на всю ночь, в строгой диете (нераздражающая пища), уходе за кожей, оберегании глаз от напряжения и т. д.

Комментарии

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить