Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 7 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Раны и их лечение. Раны могут быть различного характера, напр. резанные, колотые, рассеченные и т. п.; такие раны излечиваются скорее всего. Раны от ушибов и ущемлений, рваные от укусов и огнестрельного оружия излечиваются труднее, так как в этом случае края раны оказываются более поврежденными и разорванными и, таким образом, повреждения мускульной ткани оказываются более значительными.

Лечение. Соответственно характеру поранения и лечение может быть весьма различно. При незначительных резанных, колотых или рассеченных ранах и т. п. иногда совершенно не нужно дальнейшего лечения, их следует лишь оградить от грязи, толчков, давления и т. п., в противном случае по прекращении кровотечения и обмывании раны от крови, следует по возможности правильно сложить края раны и перевязать их так, чтобы они вполне были защищены от воздуха. При маленьких ранках, напр., при порезах пальцев и т. п., между прочим, особенно хорошо применять кусочки тонко выделанных кишек (можно получать у мясников), так как благодаря их тонкости, всякую работу легче исполнять, чем имея толстую повязку (если при высыхании появятся неприятные ощущения, тогда все следует смочить водой или окунуть в воду больной член вместе с повязкой, или же наложить другую повязку); часто применяется еще липкий пластырь, английский пластырь и другие материи с клеем. (Главной целью всегда остается изолирование раны от воздуха).

В тяжелых случаях следует или наложить компресс (см. об этом на стр. 722) или липкий пластырь; смотря по обстоятельствам края раны можно соединить еще швами. Во всяком случае полезно под повязкой непосредственно на рану накладывать мокрую корпию и, менять по мере высыхания.

При больших ранах следует прежде всего позаботиться о прекращении кровотечения; см. «кровотечения». С воспалениями следует бороться при помощи прохладных или тепловатых обмываний, ванн, и успокаивающих компрессов.

Гноящиеся раны следует промывать водой (тепловатой) в 18—22 Кº. после чего на них необходимо накладывать возбуждающие компрессы и лечить как абсцессы (см. на стр. 213).

Обрывки кожи не следует окончательно отрывать или отрезывать, хотя бы они и не могли более прирасти, так как они должны служить защитой для вновь образующейся кожи. При больших поранениях, как уже было сказано, необходимо, чтобы хирург сшил края ран или же сделать так, чтобы пластырь или компресс удерживали края раны и не допускали бы их расхождения.

Главный уход всецело состоит в хорошем промывании, прикладывании ваты или тряпочек для обсушивания и в наложении перевязки, защищающей рану от доступа воздуха. См. еще нарывы и язвы и «раны» в лечении по методу Кнейппа. (Подробнее о лечении по способу Кнейппа и приемах лечения см. в алфавитном указателе).

Профессором Листер изобретен метод лечения ран, применяемый теперь всеми хирургами и последователями медицинского лечения, которые весьма его хвалят; метод этот состоит в частом смазывании и смачивании ран карболовой кислотой, чтобы предотвратить или по возможности уменьшить нагноение, особенно, если раны вполне защищены от доступа воздуха.

Обращаю еще особое внимание читателя на следующую главу.


 

Раны, лечение их согласно естественному методу холодной и слегка подогретой водой.

Сообщение состоящего на государственной службе хирурга доктора Фаллер.

Для нас близится тяжелое время; уже раздались первые выстрелы пушек и быть может через несколько дней тысячи тяжело раненых, пошедших сражаться за отечество, будут привезены с поля сражения. В виду этого тем лицам, которым будет доверено лечение раненых, весьма важно ознакомиться с естественным методом лечения.

Да простится же мне, старому практику, что я еще раз обращу внимание на способ лечения, о котором я впервые сообщил в журнале «Naturazt Zeitshcrift fur gesundgeitpflege und Heilweise» еще в 1865 году, и о котором с тех пор я ежегодно завожу речь. К сожалению, этот журнал слишком мало читается как врачами, так и простыми смертными и слишком мало ценится, а то не была бы возможна такая масса ошибок при лечении ран водою, какая наблюдается теперь. Более всего приносят вреда при лечении больших и глубоких ран, когда применяют слишком холодную воду или даже лед, так как вследствие этого нервы слишком сильно раздражаются а потому и рана сильнее воспаляется, чем это нужно для последующего доброкачественного нагноения. Если рану будут лечить обычным аллопатическим методом, пользуясь сухими перевязками, мазями, пластырями и т. д., и оставят воду в первые же дни, и если при наступлении нагноения температура не повысится, то для пациента это еще не хуже.

Если бы доктора медицины хотя бы один раз сделали опыт в своей практике, то они более не сомневались бы в том, что холодная и подогретая ванна есть наилучшее, благодетельнейшее и рациональнейшее врачебное средство годное для лечения болезней вообще и особенно ран и язв, а также не менее (скажу даже преимущественно) всякой степени ожогов.

Первое представление о целительных свойствах холодной воды при ожогах я получил еще в юности: какой-то молодой человек упал в кипящую воду (или пиво, хорошенько не помню) — быстро выскочил оттуда и с помощью окружавших поспешно подбежал к ближайшему бассейну с проточной холодной водой и бросился в него. Через 3/4 часа прибыл врач, и застал потерпевшего сидящим по шею в воде. Все убеждения были тщетны, пока врач не объявил ему, что при дальнейшем промедлении в воде он может умереть. Только после этого удалось уговорить пострадавшего вылезть из воды и заставить его покинуть бассейн. Врач приходился мне дядей и я прекрасно помню, что позднее часто слыхал от него, что за все время его многолетней практики он ни разу не наблюдал такого быстрого и основательного излечения столь громадных и сильных ожогов.

Вот еще не менее интересный случай: однажды в мою комнату вбежала горничная и спросила, что следует делать с ребенком лет около двух, который страшно обварил себе животик и паховые части кипящей водой; в страхе н не зная, что делать, ребенка посадили в ушат с холодной водой, где он скоро и успокоился. Вспомнив о предыдущем случае я коротко ответил: оставьте ребенка в воде до тех пор, пока он будет покоен и переменяйте воду, если ребенок начнет беспокоиться, а вода станет теплой. Горничная убежала также стремительно, как и прибежала ко мне. Через 1/4 начал беспокоиться и поспешил вслед за горничной. Путь до места жительства пациента занял около полчаса; когда я пришел, я застал ребенка в ванне, играющим в игрушки Я понаблюдал за ним с 1/4 часа, исследовал и велел вынуть из воды. Вскоре, однако, ребенок опять стал беспокоиться и вновь был посажен в ванну, наполненную водой в 14—15° R. Еще через полчаса я велел вынуть ребенка из воды и завернуть его в мокрые простыни, и перешел постепенно к более теплой воде, при чем выздоровление наступило уже через несколько дней.

С тех пор, т. е. целые 50 лет, я с наилучшим успехом применяю воду при лечении ожогов. Я обращал внимание многих докторов на успешные результаты лечения и убеждал их, если представится случай, самим применять тот же способ лечения. Однако я не знаю ни одного, который последовал бы моему совету, что тем более поразительно, что я знаю, да и всякий знает, что лекарства часто не оправдывают ожиданий докторов, в таких случаях, где особенно нужна помощь. Я приведу здесь только один подобный случай, когда какой-то молодой человек получил сильные ожоги всего тела и лица блогодаря взрыву пороха, и дня через 3—4 после несчастного случая, воздымая руки к небу, раздирающим душу голосом просил «чтобы его убили, так как он не может более терпеть невероятных мучений»! Это случилось в то время, когда я уже много лет применял исключительно научно обоснованный естественный метод лечения, вследствие чего происшествие это произвело на меня особенно болезненное впечатление. Как я узнал, врач, лечивший несчастного, был свидетелем этой тяжелой сцены. Подобные сцены немыслимы при водяном лечении. Вода успокаивает и унимает боли при всяких поранениях и ожогах лучше всякого иного средства. Во всех случаях лечения водой, мне ни разу не приходилось наблюдать каких-либо опасных или сомнительных явлений, что наоборот, часто случается с докторами медицины, которые все еще боятся применять воду.

Вообще, чрезвычайно жалко и удивительно, что так мало врачей, державших правительственный экзамен, одобряет водяное лечение и пользуется им. Редко врач аллопат даст себе труд попробовать применить чистую воду в качестве лекарства, хотя практика его ежедневно дает ему удобный случай для такого опыта. И вот, когда он считает это ниже своего достоинства, он допускает простых людей срамить и выставлять слабые стороны своей науки, так как эти простые люди сами начинают пробовать лечить иногда с самыми ограниченными сведениями о водяном лечении, и, став опытнее, с истинным человеколюбием начинают служить своим братьям и сестрам, приносить им большую пользу с помощью наилучшего метода лечения, и нередко спасают жизнь больным, на выздоровление которых уже не было надежды.

Недавно я слышал, что он уже служит в том местечке (ночным сторожем). Сомневающимся или интересующимся данным случаем могу охотно сообщить имя и место жительства пациента.В конце августа, приехав по делам в местечко, где жил пациент, я застал его перед его маленьким домиком за распилкой дров; для этого ему пришлось спуститься с деревянной десницы в 6—8 ступенек, имевшей такой вид, что даже и человек со здоровыми коленями должен был бы соблюдать особую осторожность.5-го августа я сделал последний визит; раны на голени в это время уже совершенно зажили, а под коленкой почти закрылись; лежа в постели, пациент мог свободно поднять вверх больную ногу и он уже пробовал ходить с костылем по комнате. Он вообще чувствовал себя крепким и здоровым и был хорошо упитан. Вопреки всем ожиданиям произошло полное излечение и осталось лишь небольшое укорочение ноги и незначительное затруднение в движении коленного сочленения.Позднее я посетил больного во все время лечения с 4-го мая по 5-е августа всего семь раз; от моего места жительства до местечка, где жил больной приходилось ездить 21/2 часа. Но во все время лечения я правильно получал 1—2 раза в неделю отчеты о ходе лечения и при всяком визите лично делал обвертывания больной конечности, причем я следил за тем, чтобы и его жена точно и аккуратно проделывала всю процедуру. В материале для компрессов и повязок и в пищевых продуктах, необходимых для предписанной диеты, не было недостатка; жители местечка оказывали ему щедрую поддержку и несомненно, что это обстоятельство, а равно тщательный уход его разумной и внимательной жены более всего содействовали счастливому излечению.Выше я уже заметил, что в опухоли бедра было большое скопление гноя, который не имел стока или имел лишь недостаточный сток. Для того чтобы устранить это препятствие, а также и для тог о чтобы слышать суждение доктора медицины о данном случае, я, с согласия больного, просил одного приятеля — врача посетить моего пациента и если он найдет это нужным искусственно проложить дорогу для гноя, скрытого под кожей и слоем мышц. Через несколько дней врач любезно сообщил мне, что он осмотрел пациента, но из чувства сострадания не увеличил разрезами его тяжелые страдания; по его мнению, пациент был безнадежен и должен был непременно умереть через несколько недель. Такие же суждения я слыхал и от многих лиц, видевших больного в то время, когда они приносили какое-либо подаяние и тоже самое думал и я, когда увидал его в первый раз; можно сказать с уверенностью, что сколько бы врачей ни осмотрело больного, все они высказали бы одинаковое суждение.Я мог утешать больного и его семью только потому, что на основании личного опыта мог удостоверить, что вода и только вода в соответствующих применениях и определенной температуры во всевозможных болезнях является вернейшим и единственным, верным лечебным средством и, что даже в самых безнадежных случаях, где излечение казалось немыслимым, она поразительнейшим образом приносила помощь и исцеление. Даже на постели умирающего она оказывает свое благотворное действие, в чем я неоднократно убеждался.Мой прогноз мог быть благоприятен лишь в том отношении, что я мог обещать больному и его беременной жене, с которой он еще недавно так счастливо жил, что водяное лечение окажет ему существенные услуги, в короткое время смягчит боли, вернет сон и лучший аппетит и пищеварение. Об излечении по моему мнению не могло быть еще и речи; я не мог также вполне рассчитывать на сохранение его жизни, настолько велик был упадок сил.Колено было несколько опустившись вниз, и лежало ниже стопы и нижней половины бедра. Вообще нога была на 1/2 — 3/4 Дюйма короче здоровой, что доказывало, что внутренние, ближайшие к коленному сочленению мягкие образования по большей части разрушены благодаря гнойному процессу и, что кости, образующие сочленение, вышли из своего нормального положения; позднее это действительно было обнаружено и оказалось, что верхние концы берцовых костей были сдвинуты назад и вверх, и остаются в таком положении. Вся конечность была сильно распухши и кроме отверстий под коленом было еще два отверстия у лодыжек, вся нога, начиная от паховой области и до пятки, была изуродована и шишковата. Середина бедра представляла собой настоящий мешок, наполненный гноем; флуктуация была заметна на всем бедре. Гной, находящийся в бедре, имел выход только через отверстия, находящиеся под коленом, а гной, скрытый в голени, — через отверстия у лодыжек.Когда я впервые увидал пациента на его жалком ложе, то я едва мог поверить, что передо мною находится человеческое существо, до того он был худ и обезображен; при этом он едва был в состоянии произнести звук. Он лежал на спине и уже три месяца не мог принимать другого положения. Под больную конечность, начиная от стопы и до конца икры, а равно и под нижние 3/4 бедра были подложены подушки, набитые мякиной, и тряпки, а под коленом находился сосуд, в который стекал гной из двух отверстий, находящихся в этом месте. Как мне сообщили, количество гноя, вытекавшего из ран, достигало в сутки нескольких стаканов.Года два тому назад (в мае 1868 г.) я принял на себя лечение поденщика И. М. из О.Чрезвычайно отрадно, что такие человеколюбивые люди, мужчины и женщины, часто считают своим долгом записывать сделанные ими наблюдения и результаты своего опыта и опубликовывать их для блага публики, которая, к сожалению, еще слишком глубоко верит в силу лекарств. Разве это не похвальнее высокомерия многих докторов медицины.

Относительно самого лечения ран наш старый «друг воды» известный г. Шпор, артиллерийский капитан в Энгерсе пишет следующее:

Лечение водой, по сравнению с обычным аллопатически-хирургическим лечением с помощью сухих перевязок, мазей и т. п. представляет следующие преимущества:

Оно применимо одинаково для всех родов ран; рассеченных, колотых, резанных, огнестрельных, рваных и от ущемления, продольных, поперечных, косых, глубоких, ссадин и т. д.

Оно немедленно умеряет боли и совершенно устраняет их и притом в такой степени как никакое другое средство, при чем оно делает легко переносимым как воспалительное состояние, так и лихорадку, вызванную поранениями, но не совершенно подавляет их, что препятствовало бы излечению.

При нем невозможно возникновение какой-либо формы гангрены ни холодной, ни сопровождаемой воспалением, и та и другая являются последствием сухих повязок и мазей.

Число хирургических операций, на которые надо смотреть как на опасные приемы, уменьшается до минимума.

a)     по отношению к ампутации справедливо такое положение; «что не ампутировало оружие, того не должен ампутировать и нож». В виду этого на будущее время операции должны ограничиваться удалением осколков и отнятием членов в тех случаях, когда связь их с целым уже слишком сильно нарушена *).

b)    Трепанации никогда не бывают необходимы, как это разъяснено ниже с большей подробностью.

c)     Швы надо применять в редких случаях и только там, где они вполне безопасны.

d)    Тоже самое справедливо и по отношению к перевязке артерий.

Вообще относительно лечения тепловатой водой можно сказать, что она излечивает безболезненным способом, в возможно короткое время. и с наибольшим совершенством.

С нами согласятся все, что если преимущества этого метода лечения оправдываются, то оно далеко превосходит всякое другое и при том в той большей степени, что оно требует такой простоты приемов, что является возможность оказать достаточную помощь тысячам раненых в ожидаемых сражениях и при том без того, чтобы число дипломированных врачей, что впрочем и невозможно, было доведено до громадной цифры.

Нам могут возразить, что мы только утверждаем, но не доказываем. На это мы можем прежде всего ответить, что всякому, ознакомившемуся с естественным методом лечения, вышеуказанные преимущества станут ясны сами собой, как только мы изложим наш способ лечения ран, так как оп теоретически находит себе оправдание во всей области естественного метода лечения. С другой стороны, и надеемся убедить наших противников, совершенно не знакомых с естественным методом лечения, изложенными ниже случаями из собственной практики, или практики других лиц, и понудить их к опытам в их личной практике, блогодаря чему скорее всего получатся доказательства справедливости наших утверждений. Пусть для начала, что весьма вероятно, возьмут случаи, так сказать, испорченные прежним лечением, напр. когда уже началась гангрена, или очень сложные случаи, как-то глубокие раны в живот с повреждением внутренностей и тогда еще с большим блеском оправдает себя наше лечение.

Не считая диететических предписаний, о которых подробнее будет сказано ниже, лечение состоит в следующем:

Накладывание компресса-повязки из полотна, намоченного в не холодной воде в 14—16° R. и возобновление такового, т. е. новое смачивание или обрызгивание водой (в 14—16° R.).

Модификация этой повязки, состоящая в покрывании ее шерстяной материей.

Поддерживающие манипуляции водяного лечения (обрызгивание, клистиры, компрессы на туловище, отвлекающие местные ванны и обмывания).

Замечание к I. Относительно того, как сделать и наложить повязку, следует заметить следующее: повязка должна быть такой величины, чтобы края ее во все стороны на ширину ладони превосходили размеры раны. При больших опасных ранах напр. на голове, нижней части живота, показывается покрывать повязкой весь череп, весь живот и т. д. Повязка состоит прежде всего из беленого и бывшего в употреблении полотна, которое, смотря по величине и глубине раны и ожидаемой силы воспаления, складывается в 6—16 раз, смачивается водой в 14—16° R. и отжимается только настолько, чтобы с него не капала вода. Этот компресс следует наложить на рану, хорошо расправив, и так, чтобы он хорошо прилегал, и прикрепить полотняными бинтами шириною в 3—4 дюйма. Там, где этого требует характер раны, напр. при рассеченных или резанных ранах, края раны сближаются при помощи самого характера накладывания вышеупомянутого бинта придерживающего компресс. С этой целью начинают с укрепления наиболее отстоящих от раны концов компресса так, что бандажи, перекручиваясь, скрещиваются над раной. Они должны, однако, прилегать умеренно и никоим образом не жать и не давить. Даже тогда, когда хотят унять кровотечение из неперевязанных артерий, давление должно быть весьма умеренным. Температура воды, которую в таком случае следует брать в 14° R., более содействует прекращению кровотечения, чем самые тугие компрессы.

Относительно температуры воды следует еще заметить, что вообще все признают воду в 16° R. наиболее подходящей. Такая вода достаточно освежает, не вызывая большой реакции. Смягчение воспаления и лихорадки, вызванной поранениями, зависит гораздо более от частой перемены или увлажнения компресса и поддерживающих приемов, указанных под рубрикой 111, чем от более холодной температуры воды. При лечении сильных пациентов и при менее глубоких поранениях и ранах меньшего размера, можно брать воду в 15 и 14° R. вследствие чего достигается скорейшее излечивание ран.

В тех случаях, когда дело идет главным образом о прекращении кровотечения из неперевязанных артерий, можно для большей уверенности применять воду в 12—10° R., но только до прекращения кровотечения. После же этого немедленно надо перейти к воде в 14—16° R. Точно также холодная вода в 10—12° R. применяется в тех случаях, когда необходимо вдавить обратно внутренности выступившие из раны. И в этом случае, когда внутренности войдут обратно, следует немедленно перейти к воде в 14— 16° R.

Более холодная температура воды, чем та, которую я указал выше, прямо вредна, так как она слишком раздражает нервы, а потому благоприятствует конгестии т. е. воспалению раны, или же, если ее применяли для полного подавления воспаления, вызывает сильное общее лихорадочное состояние или, по меньшей мере, замедление заживления, сильные боли и ревматизм в ране или окружающих частях. Наоборот более высокая температура в 16—22° R. включ. только задерживает процесс, сообщая ему медлительный характер. Еще более это имеет место при лечении водой выше 22° R., и, наконец. при теплой воде в 26° R. весь процесс принимает торпидный характер со всеми связанными с ним неприятными последствиями. Столь излюбленное аллопатами применение льда, уже вследствие одной опасности, которая грозит в случае метастаза, совершенно недопустимо. Последствия применения льда иногда бывают поистине ужасны. Не всегда так бессмысленно применяют лед, но во всех случаях применение его вызывает вредные последствия. В лучшем случае в ране остается ревматизм. При этом мы можем удостоверить, что самое сильное воспалительное состояние скорее уступает лечению водой в 14—16° R., разумеется если одновременно применяются указанные ниже отвлекающие приемы.

В тех случаях, где снятие повязки и возобновление ее не представляет особой трудности и может быть сделано скоро, т. е. при всех легких поранениях конечностей и почти при всех ранениях головы, следует менять повязки; относительно времени возобновления повязки трудно сказать что-либо определенное, и в данном случае лучше руководиться следующими правилами:

1. Ощущение раненого должно служить мерилом. Если раненый находится в сознании, то повязку следует переменять как только она значительно нагреется и больной начнет ощущать жар или неприятное чувство. Совершенно ошибочно стремиться к полному устранению тепла в области поранения. Если больной находится в бессознательном состоянии, то следует следить за внешними признаками, указывающими на жар и беспокойство и соответственно этому менять повязку. Снятая повязка всегда должна быть хорошо нагретой. Вообще повязки вначале меняют чаще, чем позднее, при лечении сильных и полнокровных чаще, чем, если имеешь дело с малокровным, при воспаленных ранах вследствие различных побочных причин (зимний холод или летняя жара, слишком поздняя перевязка и т. п.) чаще, чем при нормальном состоянии ран. Если уж нужно непременно определить время, то вот приблизительные указания, далеко не имеющие притязания на абсолютную точность: вначале возобновлять повязку через 10—15 минут (в случае сильного воспаления через 5 минут и даже чаще). При начале нагноения достаточно возобновлять повязку через 3—4 ч, а позднее и до излечения через 6—8 ч.

2. Вначале компрессы должны быть настолько мокры, чтобы вода почти капала с них; при начале нагноения их следует отжимать сильнее, но никогда не следует отжимать настолько, чтобы они теряли свою мягкость и гибкость.

Там где перемена перевязки связана с большими трудностями, следует поступать так, как делают в больших лазаретах за недостатком перевязочного материала или служебного персонала, а, именно, менять повязку через 24 часа, причем всякий раз следует брать свежий перевязочный материал, а снятый тщательно стирать и просушивать. В течение 24-х часов вместо перемены повязки следует погружать перевязочное место в слегка нагревшуюся воду в 14—16° R., а, если это невозможно, смачивать повязку, выжимая на нее губку и т. п. Относительно того, как часто следует погружать и смачивать повязку, справедливо то, что сказано о возобновлении повязки, т. е.: ощущения раненого являются лучшим указателем.

Относительно ран, нанесенных огнестрельным оружием, следует еще заметить, что лечить следует не только отверстие раны (входное или выходное), но по возможности покрывать повязкой и всю наружную часть тела соответствующую каналу, проделанному пулей.

При зияющих колотых или огнестрельных ранах в высшей степени полезно умеренное вдавление внутрь раны компресса или вложение туда корпии, до начала закрывания раны.

Как только пройдет стадия воспаления, и начнется хорошее нагноение, что обыкновенно начинается через 48 часов, и когда вследствие этого перемена или смачивание повязки будут производиться через 2—4—6 часов, следует смоченную повязку хорошо укутывать шерстяной материей, лучше всего фланелью. Цель этого предотвратить простуду, могущую произойти вследствие свободного испарения (как показал опыт, нечего опасаться простуды от непокрытого компресса в стадии воспаления, но в стадии нагноения такая простуда весьма возможна) и вообще задержать тепло необходимое для излечения. Достигать тепла при помощи более теплых компрессов было бы совершенно ошибочно, так как вызванная этим вялость кожи и капиллярной системы только бы повела к скорейшему торпидному состоянию процесса заживления. Что обыкновенно начинается через 48 часов, и когда вследствие этого перемена или смачивание повязки будут производиться через 2—4—6 часов, следует смоченную повязку хорошо укутывать шерстяной материей, лучше всего фланелью. Цель этого предотвратить простуду, могущую произойти вследствие свободного испарения (как показал опыт, нечего опасаться простуды от непокрытого компресса в стадии воспаления, но в стадии нагноения такая простуда весьма возможна) и вообще задержать тепло необходимое для излечения. Достигать тепла при помощи более теплых компрессов было бы совершенно ошибочно, так как вызванная этим вялость кожи и капиллярной системы только бы повела к скорейшему торпидному состоянию процесса заживления.

Комментарии


Похожие статьи:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить