Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 13 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Углерода окись, излечение отравление ею. Жена седельника Эмилие Бейер (в Бреславле, Бишофштрассе 1) сообщила отправителю этого письма следующие интересные факты с просьбой опубликовать их; при этом она сообщила и точные данные о всех лицах, фигурирующих в данном случае:

10-го Апреля текущего года, я получила из Стрелица, близь Штрюбель у Цобтенберг, следующую телеграмму: «приезжай немедленно, брат и сестра опасно больны». Приехав на место, я застала обоих в бессознательном состоянии. Причиной внезапного заболевание было, по словам немедленно приглашенного врача, отравление окисью углерода. Во время перестройки печной трубы была установлена временная печурка, которая и выделила много ядовитого газа, который проник в спальню, отделенную тонкой перегородкой. Среди ночи молодой человек проснулся с сильной головной болью и в состоянии одурение. Старание его открыть окно остались тщетны, он упал и остался на полу в бессознательном состоянии. Состояние его здоровья скоро значительно улучшилось, но его сестра угорела так сильно. что никакие усилие живущего по соседству доктора Т., не привели ни к каким результатам и она оставалась в бессознательном состоянии. После моего прибытия в Стрелиц врач пришел уже во второй раз. На мой вопрос есть ли надежда на выздоровление, он ответил, что выздоровление немыслимо. Единственное, что он мог еще испробовать, это поставить больной пиявок. В качестве верной последовательницы естественного метода лечение, я не согласилась на эту манипуляцию, тем более, что я знала, что больная ранее страдала сильнейшим малокровием, вследствие которого у нее развилась даже водянка околосердечной сумки, и от которой она избавилась лишь благодаря естественному методу лечение. Таким образом я решительно воспротивилась всякого рода отнятию крови. Оставленная врачом без надежды на излечение сестры, я была вынуждена действовать по своему собственному соображению. Прежде всего я попробовала оказать на больную возбуждающее воз действие при помощи холодных обмываний, обвертываний икр, холодных компрессов и т. д. В тоже время я телеграммой вызвала из Бреславля врача нашей школы, госпожу Ронге, которая вскоре приехала и немедленно же начала лечение. Казалось однако, что все применение воды не действовали па больную. Она лежала как бы оцепенев с закрытыми глазами и сжатыми зубами и губами. Только слабое дыхание и сердцебиение доказывали еще присутствие жизни. Так продолжалось 18 дней. По предписанию г-жи Ронге первые 6 дней больную питали только молочными клистирами, так как через зажатый рот невозможно было вводить никакой пищи.

Через неделю вследствие счастливых советов окружающих, которым это состояние казалось слишком долгим и особенно для успокоения престарелых родителей, из Бреславля был приглашен доктор К.... который с помощью уколов иглою различных частей тела, убедился в полной нечувствительности моей сестры, и в полной потери ею сознания. При этом он заметил, что теперь состояние больной не вполне безнадежно, но что, как можно судить по бывшим примерам, подобные отравления оставляют последствия в виде параличей и слабости памяти. Насколько сильно проявятся эти явления на больной сказать трудно, все надо предоставить природе и времени.

Естественные отделения совершались у лежавшей в бессознательном состоянии вполне правильно и беспрепятственно. В это время я заметила некоторые явления, которые повергли меня как сиделку в чрезвычайное волнение и держали между страхом и надеждой. Однажды сердцебиение совершенно прекратилось. Однако госпожа Ронге сумела помочь горю с помощью массажа, компрессов и других приемов; жизнь вернулась снова. На второй неделе появилось поразительное обесцвечивание ступней. Под кожей собрались большие массы испорченных соков и образовали желваки. Вышеназванный доктор К., объяснил результаты ожогов вследствие вероятно слишком горячих согревающих бутылок, примененных во время первого обвертывания. Это заявление совершенно напрасно вызвало во мне тяжелое чувство. Наоборот, г-жа Ронге определила, что это критическое явление, которое обнаружилось и на других частях тела, где не было никаких согревающих бутылок, есть местное отравление крови. Кожа на ступнях была вскрыта, после чего выделилась большая масса отравленных соков; позднее стали отделяться целые куски мяса, начавшие загнивать, но без всякого кровотечения. Вследствие этих фактов д-р К. не мог настаивать на своем ошибочном мнении относительно ожогов. На вопрос, что же теперь следует делать, он предложил как следует вырезать гангренозные места, и заменит кусками из здоровых частей. Будучи врагом всяких резаний и операции, я попросила отложить операцию до позднейшего времени, что и было сделано. Вместо того д-р К. прописал какой то порошок, но предостерег от посыпания им здоровых частей. Из осторожности я вообще не применяла порошка.

Через 4 недели больная начала по временам открывать глаза и после правильного и многократного массирования шеи и нижней части лица, показала глотательными движениями желание поесть. После этого пациентка, признанная безнадежной, стала делать быстрые успехи.

Вследствие частых ножных ванн внутри судорожно зажатых кулаков образовалось весьма глубокое размягчение кожи, но когда пальцы были насильно разжаты, заживление также началось. Коротко сказать, после 3-х месяцев упорного применения естественного метода лечения под руководством г-жи Ронге, пациентка поправилась настолько, что могла ежедневно правильно совершать прогулки и имела чрезвычайно сильный аппетит.

Самое замечательное однако во веем этом, и именно в числе наружных явлений это то, что все углубления и неровности, образовавшиеся вследствие отпадения кусков отравленного мяса, совершенно уравнялись так, что не осталось ни рубца ни шрама. Так лечит мать-природа без излюбленной в таких случаях докторами и хирургами трансплантации со здоровых частей.

Что касается параличей и ослабления памяти, которые предсказывал д-р К., то таковых не обнаружилось и следа. После первых двух посещений оба вышеназванные врача не были более приглашены ни разу.

Недавно я встретила на улице в Бреславле д-ра К., который спросил меня о здоровье сестры и о действии прописанного им порошка. Когда я ответила, что лечение раны и всей вообще болезни производилось согласно естественному методу лечения, он мог выразить свое удивление только словами «просто не приходится верить тому, что может сделать вода».

На этом месте позволяю себе выразить г-же Рони благодарность за ее труды, увенчавшиеся таким счастливым результатом, и замечу, что в данном случае успешное лечение ее граничит с чудесами.

Комментарии

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить