Главная страница
Кто на сайте
Сейчас 21 гостей онлайн
Объявления
Голосования
В статьях, опубликованных на сайте, для обозначения температуры используется градус Реомюра. Следует ли перевести величины в градусы Цельсия?
 
Посещаемость

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Вегетарианцами называют тех лиц, которые питаются исключительно растительной пищей, каковы различные сорта хлебов, рис, семена бобовых растений, плоды, орехи, мед, сахар и т. д., и не едят мяса и всего возбуждающего. Менее строгие вегетарианцы едят еще яйца, масло, сыр, молоко, одним словом, продукты, которые доставляют животные, не теряя жизни.

Вегетарианцы (Ужасающий пример).

Для предупреждения всего человечества составил д-р Фридрих фон-Гаусэер

Поистине люди, наводящие ужас, начинают серьезно нарушать покой наших сограждан, предающихся безмятежной радости по поводу наших культурных успехов. Я говорю не о социалистах и не о нигилистах, так как об них давно уже заботится бдительная полиция, особенно после того, как динамит был признан веществом, далеко не способствующим общему благополучию. Я говорю о так называемых вегетарианцах, о том обществе, которое воображает, что оно нашло естественный образ жизни и усвоило себе житейскую мудрость. Оно проповедует воздержание от мяса и таким образом затрагивает привычку, освященную тысячелетиями, единственную привычку, еще связывающую мирными узами различнейшие партии: либералов, националистов, клерикалов, феодалов и т. д. Разумеется, с самого начала я был убежден в необходимости бороться до последней крайности с противными культуре воззрениями этой шайки, а потому я и углубился в сочинения этих людей, со скоро достигнутым намерением из их же лагеря добыть себе оружие.

В еде я, правда, только дилетант, но я скоро увидал, что многие из писаний этих господ трактуют о таких вещах, о которых каждый призван говорить: о философии, истории культуры, гуманизме и т. п.

Прежде всего, я нашел там утверждение, что у нас на свете далеко не все так хорошо, как бы могло быть, что болезни, смерть, человеческие страсти и пр. причиняют нам гораздо более неприятностей, чем предназначила нам сама природа. Я считаю это воззрение не только неправильным, но даже возмутительным, так как оно способно возбудить недовольство и ипохондрию. Правда я сам нездоров, правда также, что я не знаю ни одного вполне здорового человека, правда, наконец, что в списках покойников указываются все случаи смерти от болезней и не в преклонном возрасте. Но ведь только научнообразованный человек знает, что нами управляют непреложные статистические законы, а всякий просто разумный человек успокоит себя тем, что то, что случилось с другим, не должно обязательно случиться и с ним.

Итак я мог бы спокойно отложить в сторону произведения Глейца, Бальцера, Грахама и пр. в уверенности, что они не могут поколебать основ и установившихся воззрений нашего времени, если бы все умножающиеся случаи так называемого обращения в вегетарианство не доказали, что даже самое бессмысленное находит своих приверженцев, если немедленно же не принять самых крутых мер. В виду этого я решился доказать всю пагубность этого учения поучительным примером и избрал самого себя объектом для экспериментов. Почему же и не сделать так? Ведь были же самоотверженные мужи науки, которые для доказательства истины проделывали нечто подобное на самих себе: различные операции, вспрыскивания ядов, прививки бактерий и т. п. Одним словом я решился до тех пор не есть мяса и быть вегетарианцем, пока следствия этого не проявятся в такой форме, что я в состоянии буду служить устрашающим примером для других. Моему намерению содействовало еще то обстоятельство, что у меня болела грудь и врачи уверяли меня, что вредные последствия этого можно устранить лишь особенно обильной мясной пищей, и питьем пива (!). Наконец у меня был ревматизм в руке, который уже два года нельзя было вылечить никакими средствами, он тоже способствовал истощению моих уже ослабевших сил и обещал быть верным союзником в моем человеколюбивом подвиге. Само собою, разумеется, что я не сообщил моему доктору о моей попытке к самоубийству. Но когда через шесть месяцев строго вегетарианского питания обнаружились совершенно другие результаты, чем я ожидал, я просто потерял почву под ногами. Вероятно, благодаря какой-нибудь неприятной случайности уже через несколько дней исчез без следа мой ревматизм, который я так долго и безрезультатно лечил; кашель и отделение мокроты заметно уменьшились; я чувствовал, что мои силы, а с ними и охота жить все увеличиваются; сон стал продолжительнее и спокойнее, головокружения, головные боли и расстройства пищеварения, которые меня часто и серьезно беспокоили, более не повторялись, а равно исчезло окончательно расположение к часто повторявшимся воспалениям горла; со всех сторон меня поздравляли по случаю того, что я стал гораздо здоровее на вид. Одним словом мое положение стало настолько ненормальным, что я почувствовал крайнюю необходимость посоветоваться с доктором. Желая слышать беспристрастное суждение, я, конечно, не рассказал ему о своем подвиге, а лишь выспрашивал его о том, что он думает о вегетарианском образе жизни. Он с убеждением предостерегал меня от такового и поучительно сообщил мне, что растительные вещества недостаточно питательны, что их, поэтому, надо съедать громадные количества, какие может выдержать лишь невероятно сильный желудок, что для переваривания их надо делать очень много движения, что именно то раздражение, которое производит мясо, весьма, полезно и содействует преодолению тех душевных напряжений, которые требуют наши жизненные условия, и что, наконец, вследствие этого и многих других причин, философских, химических, этнографических и медицинских, смешанная пища есть единственная подходящая для человека. Во время его красноречивых и весьма научных объяснений я увидал, как я был неправ, что чувствовал как раз обратное тому, что говорилось. Я признался ему тогда в моем опыте и извинился за ненаучную постановку его. Он утешил меня и сообщил, что то, что я испытал, вполне возможно, так как вегетарианство с лечебными целями дает иногда благоприятные результаты и что моя натура, вероятно, отнеслась к нему как к лечению, но что шесть месяцев вполне достаточно для опыта и теперь мне следует опять обратиться к мясной пище.

Я вздохнул свободнее, я увидал себя теперь ближе к намеченной цели и продолжал без перерыва мой рискованный опыт. Хотя мое состояние все улучшалось, я все-таки черпал надежду из разговоров со сведущими людьми всяких категорий, врачами, химиками, землевладельцами и т. д. и из чтения вполне научных работ. Одни говорили, что через год, а другие, что через два года, я почувствую вредные последствия своего образа жизни, одни предсказывали, что я отращу невероятное брюхо, другие, что похудею, как скелет, и угрозы эти и поддерживали мою бодрость. Для вашего убеждения мне служило еще одно сочинение, в котором с величайшей точностью на основании наблюдений над пищеварением одного вегетарианца, на основании научно обставленных опытов и данных химии было доказано, что невозможно жить, ведя вегетарианский образ жизни. Все и во всем были согласны, одно лишь было несогласно со всем — вегетарианец был жив и чувствовал себя исключительно хорошо. Как будет этот человек в состоянии оправдать свое существование перед научным ареопагом.

Я объяснил себе это обстоятельство тем, что наше поколение слишком испорчено, чтобы погибнуть от заведомо вредного образа жизни. Разве мы не знаем лиц, привыкших к мышьяку? Разве никотин, кофеин, теин, хинин и т. д. не яды? А ведь какое количество этих ядов вносят люди, вовсе не отправляясь из-за них к праотцам.

Мои ученые советчики тоже не смущались; по их мнению, взрослый человек может многое внести, а вот ребенка воспитывали при

таком же режиме не следует рисковать. Последствия сейчас же обнаружатся в виде недостаточного образования костей, золотушности, общей слабости, недостаточной стойкости организма и т. д. Дело совести подвергать ребенка такой опасности.

Во мне блеснула геройская мысль. Я знал, что я не могу отдать на гибель моего ребенка без жены. Но разве мы не читали, что наши предки для спасения отечества жертвовали и женами и детьми? Разве не последовала Нанна на костер за трупом своего мужа? Разве Зигрун не разделила могилы с Хельгисом? Мое решение было бесповоротно, а жену и ребенка я нашел готовыми к смерти. Жертва эта была принесена тем охотнее, что я во многих семьях знал детей, которые уже много лет получали лишь растительную пищу и противно всем законам находились в цветущем состоянии и никогда не болели, а в одной знакомой мне семье питающейся только растительной пищей я видел уже взрослых детей во всю жизнь не евших мяса и, тем не менее, крепких и настолько здоровых, что еще ни разу им не приходилось обращаться к помощи врача. Такие обманы природы бывают и в других местах, как я узнал из различных сочинений (д-ра Рейха, д-ра Бильфингера, Гана и др.), в которых встречаются даже такие утверждения будто, опытом доказано, что растительная пища легче переносится детьми, чем смешанная, способствует их процветанию, ограждает от болезней и вообще дает возможность лучше переносить таковые. Такому ослеплению надо было противопоставить грандиозную жертву: уже более года моя жена и мой ребенок питаются растительной пищей.

И у них появился обманчиво здоровый вид, побуждающий то одного, то другого ступить на опасный путь вегетарианства, что делается обыкновенно в той стадии упадка жизненных сил, когда уже ничто не помогает. Здоровье моей жены улучшилось в такой же степени, как и мое; в короткое время к ней возвратилось в полной силе зрение, в высшей степени ослабленное уже в течение многих лет, и она опять может подолгу читать и вязать результат, которого не могли вызвать никакие кисточки и тинктуры. Мой сын сразу освободился от катарра желудка и так свеж и бодр как никогда.

Разве этого было недостаточно, чтобы упасть духом? Но человек, преисполненный убеждения и веры в науку, которая одна лишь может облагодетельствовать всех, не так легко отказывается от своего самоотверженного решения. Позднее, но все еще во время, я узнал, что вегетарианский образ жизни еще может иногда быть полезен для тела, но оказывает вреднейшее влияние на мозг, а, следовательно, и на мозговую деятельность. Как я обрадовался, заметив на себе и на жене это влияние расстраивающее мозговую деятельность. Мы все поймали себя на том, что мы уже не можем с прежней силой убеждения противостоять принципам вегетарианства, мало того, даже бесповоротно усваиваем их себе.

Мы стали признавать Кювье выдающимся ученым за то, что он провозгласил

человека плодоядным существом, начали не без радости замечать, что наши зубы сходны с зубами плодоядных обезьян, начали, наконец, считать необходимый для развития промышленности и народного хозяйства убой безвредных и высокоорганизованных животных не только излишеством, но даже своего рода дикостью — короче сказать, ослабев умом, бесповоротно кинулись в объятия вегетарианства. Что же делать! Жертва принесена, ужасающий пример налицо, а в том и состояло мое намерение. Если бы кто-нибудь более сведущий и менее поврежденный умом, чем я, пожелал добавить что-нибудь к этим ужасам вегетарианства, то это было бы весьма Желательно для пользы благого дела.

Я привел этот рассказ с тою целью, чтобы указать на то, каким образом иногда еще могут излечиваться болезни.

Весьма возможно, что среди моих уважаемых читателей найдутся такие, которые испробовали уже без результата все возможное против своих болезней, и могли бы в крайности прибегнуть к такому опыту (вегетарианскому образу жизни) и, быть может, восстановить свое здоровье.

Еще и для того поместил я эту статейку на страницах своей
книги, что, к сожалению, как среди врачей, так и среди непосвященной публики распространено ош
ибочное воззрение, будто очень отощавший пациент может увеличить свои силы лишь мясом, мясными супами, пивом, вином и т. п.

Автор.

 

Комментарии

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить